RSS

Владимир Голышев: «В информационной войне надо «идти на грозу»»

Итак, Украина наконец решила сделать прорыв в информационной войне и ольгинским троллям от Володина противопоставить интернет — армию от Стеца. Именно об этом мы сегодня поговорили с нашим постоянным экспертом — комментатором Владимиром Голышевым.

Divanny-e-vojska-e1422429304775-600x400 (1)

 

Сегодня у нас с Вами, Владимир, будет не совсем обычная, но актуальная тема — создание в Украине интернет — войска по руководством недавно появившегося Министра информполитики Юрия Стеца, которая будет противостоять российской пропаганде в социальных сетях. Как Вы думаете, это реально?

— Нет, не реально. Даже Российская Федерация с ее неограниченными ресурсами не смогла превратить социальные сети в своё послушное орудие. Лет десять Кремль пытается это сделать. На эти цели ушли, наверное, миллиарды долларов. В результате, сетевое сообщество выработало иммунитет. Сейчас негативный эффект от попыток Кремля манипулировать мнением сетевого сообщества таков, что де-факто обнуляет эти усилия. Дальше будет еще хуже. Если Украина станет делать что-то похожее — напрмер, формировать из блогеров «патриотический корпус» — эффект будет мгновенный и целиком отрицательный. Надо исходить из того, что есть, и влиять на саму информационную ситуацию.

Можно подробнее, как Вы это видите? У Вас же есть опыт работы по сути в подобной структуре во времена раннего Путина (назовем это так), наверняка с учетом него Вы представляете, что нужно и можно делать, а что делать не стоит?

— В 2001-2003 гг., когда я работал в Фонде эффективной политики Глеба Павловского, всё было иначе. Блогеры тогда были редкостью. Я сам начал вести дневник в «Живом журнале» в 2004-м. Поэтому, когда я составлял для Путина и его ближнего круга ежедневную аналитическую записку с картинками (Путин имеет к ним слабость), работать приходилось с традиционными СМИ. Сама ситуация, кстати, напоминала ту, что сложилась сейчас в Украине. Во-первых, Путин тогда был убеждённым либералом и западником. Он поддержал военную операцию США в Афганистане. Искал дружбы с ЕС и НАТО. Провел масштабную судебную реформу, анонсировал реформу МСУ и недропользования. Россия вела войну и была объектом террористический атак. Внутри страны против него ополчились олигархи «елицинского призыва», владеющие целыми медиа-империями, «региональные бароны» и коррумпированная бюрократия. Цена на нефть тогда только начала расти («на дне» Brent стоил меньше $10 за баррель). После дефолта в стране был устойчивый рост производства. Правительством руководил опытнейший Михаил Касьянов… Это был совсем другой Путин и совсем другая страна. Велико искушение во всём обвинить нефть — если бы она не взлетела почти до $150, Путин не возомнил бы себя великим стратегом, Росся бы зарабатывала свой хлеб честным трудом, а не сорила дармовыми нефтедолларами… Что же касается принципов экспертно-аналитического сопровождения Путина в то время, то в его основу были положены «угрозы и вызовы». Нужно было их обнаружить, грамотно оценить и предложить конкретные контрдействия. Иногда получалось неплохо.

И как это приложить к нынешней ситуации в Украине и к информационной войне, которую развязала против нее Россия, с тоннами чудовищной лжи и провокациями? С огромным количеством троллей на зарплате? Как им сможет противостоять команда блогеров, которую хочет собрать Юрий Стец?

— Если «блогер» — это самодеятельный публицист, имеющий несколько тысяч постоянных читателей (подписчиков), то он мобилизации не подлежит по определению. Блогер интересен своим читателям только до тех пор, пока свободен в своих суждениях. Читатели могут какое-то время не замечать «скрытый ангажемент». Потом еще какое-то время его прощать. Но в любом случае эрозия неизбежна. А уж блогер, который перешел на госслужбу — это, вообще, нонсенс. Между тем, в социальных сетях отдельные блогеры, которые на общественных началах занимаются контрпропагандой. Я сам такой, потому мне просто об этом говорить. Россия ведет информационную войну против Украины уже больше года. И всё это время игра шла практически в одни ворота. С большим трудом Украина выравнила ситуацию по части оперативной информации. (А ведь одно время Дмитрий Тымчук делал эту работу практически в одиночку!) Но сейчас тактика России изменилась. «Промышленное производство» грубых фейков уступило место продвижению своих «темников» в украинских СМИ и социальных сетях. В данный момент, например, активно раскачиваются темы «мобилизация убивает!», «военное положение любой ценой!», «глава Генштаба не справляется!» Это то, что мы в ФЭПе называли «угрозами». Надо из распознать, определить масштаб и пути распространение. А самое лучшее противоядие — гласность и открытость. Надо называть вещи своими именами. И самостоятельно инициировать обсуждание тем, которые Россия раскачивает руками своей киевской агентуры. Например, мобилизация. Сколько негатива выплеснулось на Юрия Бирюкова за то, что он поделился своими переживаниями относительно срыва мобилизации в отдельных населённых пунктах некоторых регионов. Между тем, предметный и открытый разговор об этом обнуляет усилия Кремля. Информационные диверсии возможны только в тени. Если реальные проблемы мобилизации активно обсуждаются обществом, истерики и фейки становятся неуместны и бессмыслены. Ведь, если горячо обсуждаются отдельные «неполадки в пробирной палатке», значит, в целом, проблемы не существует. Надо не затыкать рот добросовестному критику, а, наоборот, воспринимать его слова, как вызов и приглашение к диалогу. И с военным положением то же самое, и с Генштабом. Давайте много и содержательно говорить о правовых аспектах обеспечения обороноспособности страны, чтобы словосочетание «военное положение» перестало быть молитвенной формулой. И давайте, наконец, признаем очевидное: Украина успешно отражает атаки по всей линии соприкосновения, несмотря на то, что притивостоят регулярные части ВС РФ. За время относительного затишья в Украине появилась могучая армия, действующая расчётливо и умело. Коварство, подлость и кровожадность противника, которыми он успел отличиться, не привели к прорыву фронта ни на одном из участков. Если социальные сети будут заполнены такими рассуждениями и оперативной информацией, кремлёвские вбросы на нем будут выглядить нелепо и сиротливо. И желающих подменить собой главнокомандующего и министра обороны будет всё меньше и меньше. В общем-то, такая работа уже ведется. На уровне частных усилий людей, которых бы я назвал «информационными волонтёрами». Думаю, каждый из них мог бы посоветовать что-то своё. Скажем, на мой взгляд, главное: отказаться от принципа глухой обороны и, наоборот, «идти на грозу» — много и подробно говорить на «болевые темы». Людьми в социальных сетях невозможно манипулировать, но можно влиять на их настроение, заражать оптимизмом, формировать моду на позитивное мышление. Генерацией и продвижением таких вещей могла бы занятся небольшая структура в составе МИП, например. Ее симбиоз с «информационными волонтерами» мог бы оказаться очень плодотворным… Это, если навскидку.

Владимир, Вы выше уже упоминали косвенно эту проблему, но я хочу на ней более подробно остановиться. Не упадет ли уровень доверия к тем блоггерам, которые будут официально интернет — воинами на зарплате? Ведь, как известно, у нас в РФ уровень доверия к блогерам, которые даже подозреваются в работе на Кремль, сразу снижается — все понимают, что они пишут по заказу и не проще ли прочитать официальную точку зрения, чем их писанину? Другими словами, он них уже никто не станет ждать неожиданностей и все будут знать, что достаточно прочитать одного, что бы понять о чем напишут сегодня остальные. И это встанет в один уровень с «доверием» к кремлевской пропаганде, что у россиян, что у украинцев — «ага все ясно — эти сегодня пишут, что мобилизация срывается, значит те напишут, что не срывается. Пойду ка я Дом-2 посмотрю. там и то больше непредсказуемого»..

— Тут есть интересный момент. Многие украинцы убеждены, что демонстрируя пренебрежение и недоверие к своему руководству, они ведут себя «по-европейски»- «не то, что этот мытарь (ватник)». На самом деле, украинское фарисейство ничем от ватного царепоклонничества не отличается, кроме знака: для ватников царь априори непогрешим, для фарисеев — грешен. Фактически они самоутверждаются, передразнивая россиян. В свою очередь, для европейца или американца власть — это прежде всего институты, а не конкретные персоны. Я именно так смотрю на украинского президента и с удовлетворением замечаю, что после прихода Порошенко данный государственный институт укрепился. Никогда прежде словосочетание «президент Украины» не звучало так внушительно, как сейчас… Нетрудно догадаться, что в глазах украинских фарисеев я с такой позицией — штатный пиарщик концерна Roshen и, вообще, «продался за шоколадку». Похожие обвинения раздаются в адрес любого, кто не выполняет неписанный фарисейский кодекс. Мы к этому уже привыкли. Так что «осквернения» я, например, не боюсь. Вопрос в другом — как это скажется на эффективности. Нельзя блогера, имеющего сложившийся круг читателей, превратить в простой ретранслятор. Но если не создавать специальный «департамент», а помочь блогерам-единомышленникам организоваться в сеть и наладить горизонтальный обмен… почему нет?

Другими словами Вы Владимир сторонник этой идеи? Но зачем платить зарплату, когда есть тысячи волонтеров, а в Украине сейчас и так нелегкая ситуация, деньги нужны для армии?

— Ну а зачем было привлекать 8 волонтёров в министерство обороны? Можно было без этого обойтись. Волонтёры бы просто продолжали делать то, что делали раньше. А Юрия Бирюкова не травили бы самодовольные мерзавцы за «близость к телу», которая для фарисеев сама по себе — грех. Для него так было бы проще, наверное. Но Украина бы от этого проиграла. Что же касается МИП, то его параметры Кабмином утверждены — и штатное расписание, и бюджет. Речь уже не идет о том, выделять деньги или нет. Они выделены. Стоит ли их тратить на работу в социальных сетях, если наш брат и так старается? Думаю, стоит. Потому что пользы от нас может быть больше. И нас самих — тоже больше.

Как думаете, российских оппозиционных блогеров позовут? Или своими обойдутся?

— А сам я кто, по-вашему? Российский оппозиционный блогер?

Т.е. Вы честно признаетесь, что хотели бы поработать у Стеца в интернет — воинстве?

— Да я и так работаю. Как волонтёр. И прекращать не собираюсь. Вопрос в другом — можно ли повысить эффективность всей этой самодеятельности. Думаю, можно… И да. Российскую оппозицию я считаю частью путинской системы и себя к ней не отношу.

Хорошо, спасибо Владимир, за подробное освящение темы. Посмотрим как будут развиваться события с интернет — армией, но если что, надеемся, что беседы каждый четверг для «Русского Монитора» будут продолжаться «при любой погоде»?!

— Да, конечно. По четвергам у вас традиционная ддос-атака от моих поклонников из специальных служб.

Ничего, мы справимся!

Беседу с писателем и драматургом Владимиром Голышевым специально для «Русского Монитора» провела Кортунова Ольга

Comments

comments

WordPress 4 шаблоны
{lang: 'en-GB'} v