RSS

Я хочу, чтоб вы все пожелали…

Егор Седов об итогах 2015 года

 

Перед самым Новым годом нас всех – по крайней мере, всех, кто неравнодушен к истории, — сильно порадовали. Археологи обнаружили в Переславле-Залесском список убийц князя Андрея Боголюбского. Через сотни лет выяснился полный состав бояр Кучковичей (кучки бояр – или хунты?), отправивших князя в мир иной.

Сегодня как-то сложно симпатизировать той или иной стороне конфликта, важно другое: все давние преступления рано или поздно раскрываются. Под напором неважно чего — хоть соцсетей, хоть воды под давлением, которой промывали стены средневекового собора, но тайное проявляется — всё и сразу. А если учесть, что во времена Андрея Боголюбского не было ни всеобщей грамотности, ни Интернета, то можно смело утверждать: нынешние тайны, скрытые пружины политики станут явными очень быстро, археологов дожидаться для этого не придется…

* * *

Почти все, кто сегодня подводит итоги года, начинают свой обзор с гибели Бориса Немцова. Событие, действительно потрясшее не только Россию. Как раз к новому году нам объявили очередную версию: оказывается, это не политическое убийство. Оказывается, имелись бытовые мотивы. Оказывается, заказчиком был чеченский водитель. Оказывается, нас всех держат за… Вот тут я теряюсь, нужное приличное слово подобрать очень сложно.

Но не менее значимым для истории – и 2015-го года, и будущего, – стало то, что последовало за гибелью Немцова. А последовал марш, на который пришли десятки тысяч человек (есть мнение, что и до ста тысяч). Кто-то когда-то видел столь же мощный марш противников либерализма и западного пути развития? Набрать-то, конечно, можно сколько угодно – привезти бюджетников в автобусах, спустить разнарядку в вузы – и даже попытаться (хотя это почти фантастика) не попилить деньги, на мероприятие во славу Кремля выделенные. А вот цена мероприятию будет нулевой. И все, включая организаторов, прекрасно это знают. Мало того, такой «Антимайдан» может внезапно стать Майданом: кто-то прокричит про безденежье, а его голос случайно подхватят…

Если вспомнить то, что я наблюдал сам, то в Петербурге была такая картина: около 10000 человек – марш памяти Бориса Немцова, примерно 400 (отнюдь не тысяч, а просто четыреста человек) – разрекламированная акция «Антимайдана» примерно за десять дней до того. Примерно та же пропорция имелась и в Москве. И ведь до сих пор находятся те, кто утверждает: «Ах, как же нас мало!» И сравнивается тот первомартовский марш со вполне проправительственной акцией в Париже в память погибших в редакции «Шарли Эбдо». Зря, конечно.

Хватит нам прибедняться-то. Вон уже лоялисты промеж собой иногда говорят – «либеральная общественность». Слышите, дорогие, нас – много, общественность – это мы!

* * *

В уходящем году кое-что исчезло. Отнюдь не только турецкие помидоры (оставившие после себя баннеры в магазине, где я покупал фрукты к новогоднему столу – кое-что выветрить все-таки невозможно). И не только прочая санкционка. Например, у большинства читающих граждан как-то улетучилась вера в соцопросы и официальные рейтинги. Непонятно, откуда эта вера могла взяться вообще – вероятно, из феномена «науковерия»: ведь это же проводят подсчет научные коллективы, по научно разработанным методикам. Да-да, конечно. А еще важно, что служит эта наука тем, кто врал про «распятых мальчиков». Вот и весь ответ.

Уходящий год начался для меня с совсем иного соцопроса, к которому «уникальные научные коллективы» отношения не имеют. Но не менее любопытного. «Это я вам Крым подарил!» — выкрикнул Дед Мороз со сцены у администрации маленького города-спутника Петербурга. А в ответ послышалось громкое и однозначное молчание собравшихся людей…

Согласитесь, неплохой был соцопрос. И без всяких «86%», что характерно.

* * *

Когда мы подводим итоги года, важно говорить не только о том, что случилось, но и о том, чего ждали, но что не произошло. Придворные политологи на разные голоса сулили скорую гибель Украине. Не-придворные говорили о возможности массированного вторжения в Украину, а то и прогнозировали огромный конфликт со странами НАТО. Говорили о военном перевороте, об исчезновении Путина после гибели Немцова, о крахе ЕС после массового притока беженцев, о создании в РФ варианта мобилизационной экономики (разумеется, с ГУЛАГом и репрессиями)… Много чего еще говорилось. Этого не было.

Нельзя сказать, что угроза полностью миновала. Но – не случилось.

А вот что было, так это точечное усиление репрессий. Часть репрессивных законов зародилась в недрах тех самых «оппозиционных» партий, за которые нас так просили голосовать в 2011-м. помните это – «голосуйте за любую партию, кроме «Единой России»!» Кстати, крах веры в возможность победы демократических сил на выборах в нынешней ситуации – это тоже итог 2016 года. Последний штрих – снятие перед самым новым годом демократически избранного мэра Петрозаводска Галины Ширшиной. Снятие отнюдь не использованием механизма отзыва, а просто депутатским решением. Хотя и говорится в Конституции о народовластии.

Сегодня мы можем наблюдать итог голосования «за любую партию». Например, когда сажают за «нарушения на митингах» Ильдара Дадина. Или когда блогеру Тюменцеву дают пять лет реального срока за посты в соцсетях (именно так решила подвести итоги года репрессивная машина).

* * *

Страшным был год. Бои за Дебальцево. Сталинские сроки за вещи, которые, находясь в добром здравии, невозможно назвать преступлениями. Теракты в Париже. Синайский кошмар. И кошмар Сирийский – государство вырывает кусок из горла собственных граждан, чтобы за тридевять земель не бороться со злом, как было объявлено, а воевать ради продления власти людоеда и его людоедского клана. И убивать, убивать – ах, простите, это теперь называется словом «тренироваться».

А рядом – смешное. Не просто смешное, а до гомерического хохота. Комедия «Кукушонок в гнезде лохматой птицы». В главной роли – девочка в очках, наивно не знающая, сколько в России россиян, но порой дающая советы космического масштаба.

Или другая комедия – «Как из охранителя стать диссидентом за сутки». В главной роли – Чаплин (не Чарли).

А приглядишься чуть внимательнее, и все эти скандалы становятся чем-то ненастоящим. Как и их персонажи. Но, тем не менее, и это тренд, успешно реализованный к декабрю. Неуютно становится охранителям режима, плохо им, сны, видимо, дурные видятся. И совсем не про «православный халифат», а про кое-что иное. Может, «Гейропа» и будущий либеральный кошмар им снятся? Если так, то утешу: только «либеральный кошмар» может дать им гарантию будущего нормального существования. Лучше бы им 1937-й снился, когда такие же «охранители» и «верные курсу» пачками доносили друг на друга – и пачками друг друга стреляли. Пожелаю им в новом году побольше снов-предупреждений.

* * *

А нам-то что друг другу пожелать?
За что будем поднимать бокалы – кто, по старинке, под бой курантов, кто под фильм «Хуизмистерпутин», новогодний подарок режиссера Валерия Балаяна?

Буду краток.
За мир и свободу. За честь и достоинство.
За уверенность в себе и своих силах.
За полную и окончательную победу холодильника над телевизором, а экономики – над «геополитикой».
И за новый поворот. За которым совсем необязательно кроется что-то плохое.

Комментарии

Комментарии