RSS

Юрий Кирпичев: Эстафета Гранд Флита

  • Written by:

Три военно-морских новости пришли на днях. Они разного калибра, но интересны и характерны – для стран, откуда поступили. А также позволяют бросить ретроспективный взгляд на большой флот как таковой. Что надо периодически делать, ибо он по-прежнему определяет судьбы мира, то-то Китай спустил на воду свой второй авианосец!
Итак, во-первых, 22 июля президент Трамп принял участие в церемонии ввода в боевой состав флота новейшего авианосца «Джеральд Форд». «Американская сталь и американские руки сотворили это стотысячетонное послание миру: американская мощь превыше всего, и с каждым днем пребывания у власти моего правительства мы будем становиться лучше и сильнее», ‑ заявил он. Я отнюдь не поклонник этого болтуна, но в данном случае речь ему написали хорошо.
Во-вторых, в Глазго приступили к строительству первого из трех отличных противолодочных фрегатов ‑ HMS Glasgow (Type 26 Global Combat Ship). Больших (6900 тонн) и с большим запасом хода – 13000 км. По словам министра обороны, эти фрегаты выводят Роял Нейви на новый уровень, будут его костяком вплоть до 2060-х. И, очевидно, станут неоценимыми кораблями сопровождения новых британских авианосцев.
И, в-третьих, Главком ВМФ России сообщил о намерении провести военно-морской парад в Средиземном море 30 июля, в день ВМФ РФ.
Да, большой флот ‑ это всегда вызов. То ли соседям, то ли всему миру, то ли здравому смыслу. Но пока шли на таран, стреляли из луков и катапульт и брали на абордаж, задачи он решал локальные и только в XVI веке, когда на кораблях появилась приличная артиллерия, обрел истинное дальнодействие, широкий взгляд на вещи и понес культуру в мир. Тогда она, собственно говоря, и стала глобальной ‑ цивилизация.
Так что Петр I как будто знал, чего хочет, строя корабли и перелив на пушки каждый четвертый колокол России. Но хотеть мало, надо еще уметь и как раз об этом пойдет речь. О вечном антагонизме флота и России. Хотя у многих получалось, и в руках британцев синтез флота и пушек дал блестящие результаты – возьмите хотя бы Новую Зеландию, Австралию и Канаду, самые, пожалуй, привлекательные страны в мире. Триста лет Британия правила морями и ее флот не имел себе равных, так его и называли – Гранд Флит. Он действительно был самый большой и сильный, однако выяснилось, что дело не только в количестве и качестве кораблей.
До того на морях царили испанцы и португальцы, затем пахать голубую ниву вышли голландцы и лишь в середине XVII века им бросили вызов англичане. Но, едва в тяжелейших и длительных боях с голландцами Британия завоевала господство на море, как столкнулась с новым противником. Стараниями министра Кольбера, правой руки Луи Каторза, короля-солнца, французский торговый флот стал третьим в мире, да и военный, пожалуй. А потом даже вторым! Гавани были исправлены и улучшены, платилась премия за постройку новых судов и за покупку их за границей, иностранные суда при входе и выходе из французских гаваней облагались пошлиной. Эти меры подняли торговлю Марселя с Левантом, вывоз из Франции перестал быть монополией голландцев, у англичан отняли монопольное владение португальской торговлей, Франция стала самой крупной колониальной империей (ей принадлежали Канада, Луизиана, то бишь половина Северной Америки, включая весь бассейн Миссисипи), а французские военные корабли стали лучше английских.
Но это не помогло французам составить серьезную конкуренцию Гранд Флиту. Тот и на худших кораблях выигрывал большинство сражений и в итоге британцы отняли Канаду и вытеснили Францию из Индии. На этом фоне флотосозидательные попытки Петра I не выглядели убедительными, и пока он на пару с таким же лихим Карлом XII каперствовал и рубил окно в Европу, дверь в Россию широко распахнул английский адмирал Норрис.
В июне 1715 года он с 6 английскими и 8 голландскими линейными кораблями привел в Ревель 300 коммерческих судов! Мощный русский флот в составе 17 линейных кораблей смело явился к Ревелю… лишь после прихода Норриса. В честь прихода гигантского западного каравана царь устроил грандиозные торжества, в которых приняла участие и царица. На Балтику, где стараниями шведов и русских расцвело каперство (большие морские дядьки были заняты войной за испанское наследство), возвращался порядок.
Не только купеческие суда пришли в новообретенные российские гавани с Норрисом, но и три боевых корабля, купленные царем в Англии: 54-пуш. «Лондон», 50-пуш. «Британия» и 44-пуш. фрегат «Ричмонд». А под его надежной защитой царь отправил за границу отряд капитана Бредаля (2 корабля и 2 фрегата) и капитана Сенявина на корабле «Страфорд». Бредаль должен был принять в Англии три корабля, построенные в Голландии, а Сенявину поручалось доставить закупленные для русского флота различные предметы вооружения и гребные суда.
Впрочем, колоссальные затраты на парусный русский флот особых плодов не принесли (всего за полтора века было построено более 400 чрезвычайно дорогих линейных кораблей, больше, чем во Франции за то же время!) и лишь при Екатерине II он принес некоторую державную пользу, но затем покончил самоубийством во время Крымской войны. Вторая попытка стать океанской державой, связанная с паровым броненосным флотом закончилась Цусимой, а третья, линкорная, ‑ революцией, похоронившей царскую Россию. Но, увы, породившей красную империю.
Эпоха броненосцев, стершая с лица морей парусные флоты, показалась перспективной и немцам, которые, несмотря на все свое здравомыслие, приняли на вооружение в корне авантюрную «теорию риска» адмирала Тирпица. Трудолюбивые и патриотичные, они предприняли огромные усилия, затянули пояса, изобрели маргарин, кирзу вместо кожи и прочие эрзацы, экономили на всем, лишь бы создать большой Хохзеефлотте, Флот открытого моря, и бросить вызов владычице морей. Когда же «Дредноут» обнулил и броненосные счеты, они еще более воспряли и за каких-то десять лет построили два десятка линкоров и линейных крейсеров!
И каковы же результаты сих титанических усилий? В открытое море Гохзеефлоте выходил два раза: на грандиозное, но безрезультатное Ютландское сражение, и на последний свой поход – к месту пленения, в английскую базу Скапа Флоу…
За второе место затем боролись островные, как и Британия, Япония и США. А поскольку остров американцев самый большой, а они самые энергичные, то и лидерство перешло к ним. В ходе Второй мировой войны США построили два десятка тяжелых и более сотни эскортных авианосцев, множество линкоров и крейсеров, эсминцев и прочих кораблей и с тех пор никто не сомневается в превосходстве их флота над любым иным. Американские авианосцы стали символом демократии и даже поражающая воображение стратегическая авиация не поколебала позиций великого флота. Даже спутник поначалу доверили запустить ВМФ!
Тем более удивительно, что в полном расцвете сил США, уже выигрывая гонку вооружений и холодную войну, утратили военно-морское лидерство. Это невероятно. Но это факт. Как такое могло произойти? Дело в том, что сразу после войны, в голодном 1946 году товарищ Сталин вдобавок к атомной и ракетной программам утвердил план строительства океанского флота. Настолько фантастический для разоренной войной страны, что… Что все приступили к выполнению.
К счастью, своевременная смерть вождя позволила отказаться от самых явных и неподъемных дуростей, вроде суперлинкоров, тем не менее, уже к 1956 году построили почти 200 надводных боевых кораблей и более 300 дизельных подлодок. Вскоре военный флот СССР вышел на второе место в мире, превзойдя флот Британии. Увы, по большому счету Сталин был глуп, что и показало 22 июня 1941, и атомная бомба свела на нет все усилия. Она требовала совершенно иного флота, и сотни кораблей вскоре порезали в металлолом. Не потому, что Хрущев был заядлым пацифистом, просто пришлось начать все с чистого листа, как после «Дредноута». Что ж, за все приходится платить, а глупость вождей обходится особенно дорого!
Но и от ума бывает горе. В том же году Главкомом ВМФ стал талантливый на нашу голову украинец С. Горшков (он уроженец Каменца-Подольского) ‑ и стал воплощать в жизнь старую российскую мечту, большой океанский флот. Взамен артиллерийских кораблей строили ракетные – и еще как строили! Уже к 1965 году в советском ВМФ числилось 29 ракетных надводных кораблей против 67 в США. Всего за десять лет ввели в строй 56 атомных подлодок и еще 102 дизельных – по количеству атомных и ракетных подлодок Советский Союз превзошел США, а по общему их числу все флоты мира вместе взятые! Отставали лишь по ударной мощи и в области прогнозирования. В том смысле, что могли бы и задуматься, чем все это закончится. Впрочем, о глупости я уже говорил.
Но лишь с приходом к власти Брежнева, соратника Горшкова по Малой Земле, началась настоящая гонка вооружений. Советские авианосцы вводились в строй синхронно с американскими – янки пришлось ответить на вызов. Во время войны во Вьетнаме «агрессивная» Америка вообще не строила боевых кораблей, и перерыв для авианосцев составил 8 лет, крейсеров 7 лет, эсминцев – 11, а для ракетных подлодок – целых 14! А у нас с вводом в состав ВМФ в 1967 году стратегической подлодки К-137 «Ленинец» началось строительство самой большой в мире серии – 77 единиц. Плюс 6 тяжелых подводных ракетных крейсеров «Акула» (двадцать 90-тонных МБР на каждом) – и советских стратегических ракетоносцев стало в полтора раза больше, чем американских. Так кто кого толкал на гонку?
Даже горбачевская перестройка и смерть великого адмирала не помешали росту флота, и к 1991 году СССР (вы помните, что произошло с ним в конце того года?) догнал США по числу боевых надводных кораблей и превзошел по тоннажу: 42 крейсера, включая тяжелые авианесущие, 60 эсминцев, 150 БПК (большой противолодочный корабль, крейсер по натовской классификации) и сторожевых кораблей (корветов). Личного состава около 450 тысяч человек – столько не было даже в Британской империи в 1918 году, когда в строю стояло сорок линкоров. Более трехсот подлодок, в том числе 150 атомных. Умопомрачительные цифры.
Теперь вы понимаете, почему мы жили так бедно, и отчего пал наш так называемый социализм? Океанский флот – тяжелая ноша для любой, даже самой богатой страны, но ведь в военном бюджете СССР затраты на него составляли всего лишь двадцать процентов. На бомбы и ракеты шло гораздо больше.
Как же проявил себя новый Гранд Флит? Ведь советский народ пошел на еще большие жертвы, чем немцы, и отдавал армии и флоту последнее! Верфи были загружены под завязку, так что торговые суда и лайнеры приходилось заказывать за рубежом, судостроители получали ордена и премии, адмиралы совершали на авианосцах круизы по южным морям, все были при деле, но каковы результаты? Где наши заморские базы и территории, где союзники, где уважение соседей и врагов? Где те корабли? Где, в конце концов, страна, их построившая?
Самое печальное в этой истории – это вопрос о необходимости большого флота. Как ни странно, лучшие примеры смелых действий русских моряков относятся, к периоду, когда его у России не было! Так, турецкий флот от Азова во время походов Петра I, отгоняли казаки. Отсутствующий после Крымской войны черноморский флот благодаря активности вооруженных гражданских пароходов и моторных шхун проявил себя блестяще и во время войны 1877-78 гг. выполнил стратегическую задачу – обеспечил русской армии переправу через Дунай и даже господство на море в борьбе с турецкими броненосцами. Но в сумме два века большого царского флота показали, что он для России просто опасен. Флотские точность и предусмотрительность в сочетании с разумной, но постоянной смелостью и предприимчивостью – это как раз те черты, что наименее присущи русскому народу с его авось, да небось, да на миру и смерть красна – и с этим ничего не поделаешь. И все же за ним числятся победы.
В отличие от советского флота. Главное, имманентное, непреходящее его свойство – он никогда не умел, не хотел, да и не мог воевать. Не мог в принципе, он всегда был бутафорским. Красный пресс выжал последние капли отваги из людей, осталась смелость отчаяния, но с ней даже погибнуть с музыкой не удается и не только на флоте. Так что адмирал Горшков зря тратил народные деньги, Гранд Флита у него не получилось. Флот – это не просто много кораблей. Флот – это моряки. Как в Британии. Кстати, помните, какая строчка идет в припеве ее гимна после знаменитой «Rule, Britannia! rule the waves»? Она очень красноречива: «Britons never will be slaves.» А Россия, увы, страна рабов.
Чудовищный флот Горшкова стал одной из тех соломинок, что сломали спину свирепому советскому верблюду, и ненадолго пережил своего создателя. Адмирал умер в 1988 году и не успели сойти на воду последние его корабли, как началась агония. Такой катастрофы мир еще не видел: русский флот потерял больше кораблей, чем во всех сражениях за всю свою историю вместе взятых!
Сейчас у берегов Сирии болтаются последние его обломки, старый советский хлам – он-то плюс новейший фрегат «Адмирал Григорович», умудрившийся получить пробоину после столкновения с российским же баркасом, и будет устраивать там парад. Военно-морская русская драма, пройдя фазу трагедии, превратилась в провинциальный цирк шапито – и продолжается. Не думаю, что и в этот раз флот утопит Россию, но надежда еще есть.

Юрий Кирпичев

Комментарии

Комментарии