А. Несмиян: у Газпрома сегодня просто нет никаких альтернатив – он в тупике

Украинский министр энергетики Оржель заявил, что Украина готова к прекращению российского транзита газа через ее территорию. Кроме того, Украина не нуждается в закупках газа из России, так как в ее подземных хранилищах сегодня находится 21 млрд кубометров газа, а для нормального прохождения зимнего сезона требуется 20 млрд кубометров. Кстати, вчера Украина начала отбор газа из ПГХ, что означает для нее начало зимнего сезона.

Уверенности Киеву добавляет и то, что Еврокомиссия без энтузиазма относится к требованию Кремля о заключении пакетного соглашения – транзитный договор с Украиной в обмен на отказ от взаимных претензий Нафтогаза и Газпрома. Европейцы говорят о том, что смешивать одно с другим нецелесообразно и нелогично: с претензиями разбирайтесь в двустороннем порядке, мы здесь не при чем.

Газпром совершил принципиальную ошибку, недооценив мотивы Европы. Если поначалу Южный и Северный поток-2 преподносились как дополнение к украинскому маршруту, что Европа могла только приветствовать, то позже Миллер прямо стал заявлять, что новые маршруты должны стать обходными при отказе от украинского маршрута. А это кардинально меняет всю структуру поставок газа в Европу, делая их менее устойчивыми. Украина обладает критическим преимуществом – наличием подземных газовых хранилищ, которые позволяют сглаживать пики потребления. У “Потоков” этого нет и не предвидится. А значит – устойчивость поставок газа в Европу в случае скачков в потреблении резко снижается, а в случае наступления экстремальных (даже краткосрочных) холодов возможны прямые сбои в поставках.

Естественно, что Европа отрицательно относится и будет относиться к таким новациям, тем более, что Газпром ввел их фактически явочным порядком – через заявления Миллера, без каких-либо консультаций с Европой. Именно поэтому Еврокомиссия жестко ставит вопрос о сохранении украинского маршрута, причем в объемах, достаточных для обеспечения устойчивости поставок. Но это обесценивает смысл грандиозных дополнительных магистралей, а главное – делает их заведомо убыточными. Срок окупаемости Турецкого и Северного потока-2 оценивается не менее чем в 45 лет при тех параметрах, на которые они в итоге выйдут при сохранении желаемого Европой объема прокачки через Украину – 60 млрд кубометров. Проще говоря – оба Потока заведомо убыточны.

Вторая критическая недооценка мотивов европейцев заключается в том, что Газпром, будучи российской структурой, существует в действующей парадигме нынешнего режима в Кремле, который все проблемы решает через монополизацию и удушение любой конкуренции – и в экономике, и в политике. Европа наоборот – категорически непреклонна в своем решении демонополизации и диверсификации всех поставок и товарных потоков на свой рынок. Уже поэтому Газпром, будучи монополистом на газовом рынке Европы, неизбежно попадает под европейское законодательство, и гигантские мощности, выстроенные им буквально за последние деньги, обречены на простой. Европа принципиально ограничивает мощности Северных потоков, и это решение изменить не удастся несмотря на все лоббистские возможности Газпрома через покупку европейских чиновников (пусть и бывших) первой величины вроде экс-канцлера Германии.

Нет смысла уже говорить о недооценке Газпромом сланцевого фактора США и стремительное развитие технологии СПГ, которые кардинально меняют весь баланс на газовых рынках. Этот стратегический просчет уже совершен, время упущено, и теперь можно говорить только о масштабах негативных последствий для Газпрома.

В сумме все ошибки и просчеты руководства Газпрома и Кремля начинают сходиться в одну точку. Эта точка – зимний сезон этого года. Европейцы вполне могут воспользоваться тупиком, в который Газпром загнал сам себя, для того, чтобы явочным порядком вырвать этот политический инструмент из рук Путина. В случае прекращения транзита через Украину в январе-феврале 20 года суммы исков к Газпрому со стороны европейских потребителей могут быть астрономическими и по порядку величины соответствовать всей его капитализации. Конечно, выплатить такие суммы штрафов невозможно, а значит – встанет вопрос о возврате долгов акциями. Европейцы, получив контроль над Газпромом, попросту демонополизируют его, разбив на обособленные экономические субъекты, чем раз и навсегда закроют проблему угроз и шантажа со стороны слишком возомнившего о себе Путина. Заодно усилив безопасность поставок стратегического товара на свой рынок.

При этом сегодня у Газпрома просто нет никаких альтернатив – он в тупике. Денег нет, предложений – нет, шантаж прекращением поставок невозможен – Европа и Украина заполнили газом свои хранилища по-максимуму. Остается либо капитулировать и принимать все предложения Украины и Еврокомиссии, либо идти прямой дорогой к банкротству Газпрома. И то, и другое неприемлемо, но даже военная угроза со стороны Кремля уже не сработает – у него была только одна попытка, и он ее использовал (причем предельно бездарно) в

Комментарии

Комментарии