Люди точно знают, что политика – грязная штука. Знают, а привыкнуть не могут. Не нравится им это, хоть ты тресни.
В последнее время появляется всё больше сообщений о том, что состояние Навального ухудшается. Если оппозиционер умрет, Путину никогда не удастся доказать, что он мог победить того в честной борьбе. Да, технически смерть Навального на время облегчит президенту жизнь, но в смысле долгосрочной перспективы она станет для него серьёзным делегитимизирующим фактором. Потому что люди не уважают нечестных побед.
Кто-то может сказать, что вот, дескать, Немцова убили – и ничего. Тот, кто так скажет, плохо разбирается в политике. Здесь всё решает тайминг. Немцов был убит в момент, когда Путин шёл по восходящей – он тогда был тефлоновым, к нему негатив вообще не приставал. Это была эпоха крымского консенсуса. Сейчас о тех благословенных временах даже кремлевские пропагандисты не вспоминают. Большая часть тефлона с Путина пооблупилась и никакой защиты от негатива у него почти не осталось. Если ещё несколько лет назад любое сомнение трактовалось в пользу Путина, то теперь оно все чаще начинает трактоваться против. Пока нельзя сказать, что шлюзы в этом смысле полностью открылись. Для того, чтобы это случилось, нужен серьезный шок. Теоретически смерть Навального в застенках может стать таковым.
Надо понимать, что в российском политическом пространстве Навальный сумел занять уникальное место – место личного врага Путина. Никто другой на эту роль даже не претендует. Победить такого врага можно только лично.
Помните, как у Бондарчука в «Ватерлоо» один английский офицер замечает, что Наполеон находится на расстоянии выстрела и обращается к Веллингтону с предложением этот выстрел произвести? Герцог предложение с негодованием отвергает. Он хочет разбить противника в битве, а не просто убить его. Это – архетипическая ситуация. Идеал того, как должен вести себя со своим главным врагом настоящий лидер.
В глазах людей, убийство исподтишка, с помощью подчинённых, есть удел мафиози средней руки, но никак не уровень политика, претендующего на место в истории