Есть один момент, которые вызывает у меня изумление. Он встречается не только ” на полях комментов”, но иногда и даже в риторике вполне неглупых (в остальном) людей. Покоится он на очевидном противоречии.
Допустим, вы считаете, что в России – победил тоталитаризм, “хуже некуда”, “вообще рейх”. Если это так, то значит любая – самая слабая форма – сопротивления, любое выражение гражданского несогласия – входит в историю крупными буквами. И вызывает сочувствие, симпатию и поддержку. Немецкие женщины стоят молча у дверей тюрьмы несколько дней, добиваясь освобождения мужей-евреев. Об этом сняты фильмы, это в учебнике истории. Группа немецких студентов вместо политических листовок расклеивала листовки с цитатами из классиков немецкой литературы и философии. Все попали в гестапо, один из них даже канонизирован в дальнейшем. Не говоря уже о биографии, например, Дитриха Бонхоффера (который до самого последнего момента оставался в стране, ведя борьбу, пользовался своим церковным статусом и выезжал за границу по согласованию с абвером) – великий богослов и философ ХХ века, символ антинацистского сопротивления. Что уж говорить про пикеты, подписи под открытыми письмами, а уж тем более про “участие в выборах” и т.д.

Но – нет! – вместо этого эти люди пишут “вот вы все ходите с шариками и цветочками, а надо… и т.д.”. Что “надо”?! если вы исходите из оценки, что перед вами тоталитаризм с огромными силовыми возможностями и с лояльностью широких кругов (по разным причинам). По-моему, единственная логика заключена в том, чтобы приветствовать любое “усилие свободы” на этой территории. Поскольку оно войдет в историю, а те, кто ходил с шариками будут потом чествоваться как “праведники мира” или канонизированы церковью. Как это и произошло в странах, где царил тоталитаризм.

Имеется и обратная сторона того же самого. Допустим, вы считаете, что в России не “тоталитаризм”, а мелкая безыдейная диктатура типа латиноамериканской, стоящая на умелом манипулировании социальным неравенством, сидящая на штыках, на которые уходит рента от продажи чего-то, что есть само. Но работают университеты, театры, киноиндустрия и т.д. И вы – часть образованного класса внутри. Жить неприятно, но можно. В таком случае как же можно брезгливо относиться к собственной эмиграции? Все это было в Испании, в Чили, Аргентине, и для всех там эта эмиграция – это были члены этих семей, братья, сестры. Как же можно писать “пикейные жилеты”?! т.е. повторять риторику самой этой хунты?

(Вот почему я так люблю беларусов и часто о них пишу. У них (в отличие от нас) вот этого парализующего мозг противоречия практически нет. Среди них практически нет этих самовлюбленных павлинов, которые пишут про “шарики”, а люди, которые пишут про эмиграцию брезгливо – это только заведомо циничные подонки, утратившие всякую эмпатию). Почему так? Не знаю.
Потому что, видимо, у беларусов нет “разрыва” в мозгу. И оценка действий логично вытекает из концепции политического режима, которую поддерживает для себя тот или иной человек.