Есть две мысли по этому поводу.
Первая состоит в том, что разные журналисты требуют разную степень открытости. И многие журналисты не понимают, что в зависимости от того, какую степень открытости они считают достаточной и удовлетворяющей их высоким стандартам, они больше демонстрируют себя и свои наклонности, чем Навального.
Серьезный, достойный уважения журналист легко признает, что та степень открытости, которую демонстрирует Навальный – его вполне устраивает.
И если у него есть какие-то вопросы, он их легко может Навальному задать и получить на них ответ. Как это сделал, например, Юрий Дудь. И незачем вместо этого гадать на кофейной гуще и строить какие-то теории заговора.
Журналист же жадный до сплетни, страдающий вуайеризмом и склонный к желтизне (вне зависимости от издания, в котором он работает) не будет удовлетворен никаким уровнем открытости. Потому, что его идеал журналистики – это видеокамера в нужнике.
И чем больше журналисты настаивают на вот этой самой открытости – тем больше они саморазоблачаются. Но, разумеется, сами они этого за собой не замечают потому, что почти все они заражены вирусом “особой журналисткой морали” которую они сами себе придумали и право на которую за ними никто не признает, кроме их самих.
И вторая мысль, вдогонку к первой.
Очень часто доморощенные российские журналисты, ни дня не прожив на Западе (туризм не в счет) и не поработав ни в одном западном издании, с уверенностью говорят, что раз на Западе политик должен быть предельно прозрачен, то значит и в России должно быть также.
Так вот, сообщаю вам дорогие мои. Да, на Западе существует такое мнение про открытость. Но, во-первых, ничего не должно быть слишком. А во-вторых, это не более, чем благое пожелание, а не императив.
Иначе почему мы так и не ознакомились с декларацией о доходах Трампа, не поняли почему Меркель весь прошлый год тряслась как осиновый лист, а о внебрачной дочери Миттерана мы узнали лишь на его похоронах?
Почему пресса так и не начала расследование относительно коррупции Байдена и его сына Хантера, хотя фактуры в паблик было выложено выше крыши? Где Кашин? Куда делся Олевский с Бородиной? Где все остальные журналисты, или как они говорят – “цех”? Почему они не кричат дурным голосом?
Почему вдруг тут журналисты не стали гадать на кофейной гуще? Почему не говорят: раз Байден не опроверг – значит это правда? И про полтора миллиарда долларов от китайцев, и про миллионы от Батуриной и про украинский кейс с Буризмой…
Это ведь мой упрек не только конкретно к Кашину или Олевскому и Ко. Это вообще – критика всего “цеха”.
И, разумеется, на этом фоне все разговоры про стандарты открытости – полная паскудная болтовня. Хоть бы вы уже заткнулись, что ли….