Даниил Константинов: чиновники — надутые фигуры

Сегодня, в день смерти Лужкова, меня посетила одна интересная мысль. Та лёгкость, с которой его убрали с поста, без всяких потрясений, протестов и возмущений, заставляет задуматься о том, что чиновники, и в их числе Лужков, в значительной степени надутые фигуры. Их мнимое величие является просто производным от их должности, чина. Лишаешь чиновника чина и не остаётся ничего: ни былого величия, ни могущества, ни харизмы. Всё рассыпается в мгновение ока, и остаются только пасеки.

Юрий Лужков, будучи очень популярной и могущественной, на первый взгляд, фигурой, оказался обычным госслужащим, которые выгнали с работы, и он тут же исчез из общественной жизни, не оказывая в дальнейшем на неё никакого влияния. А ведь я ещё помню, разговоры, что Лужкова никогда не уволят, ибо этого не допустят поддерживающие его москвичи. Смех да и только. В реальности москвичи оказались абсолютно индифферентны к увольнения Лужкова. Ни одного митинга протеста, ни одного пикета, даже одиночного.

И таких чиновников много. И тот, кто кажется сейчас непотопляемым и могучим, завтра, потеряв свой чин, может оказаться сереньким и убогеньким человечком, ничего не представляющим из себя лично. Пустым местом. Нулём. Дыркой от бублика.

В этом и есть отличие настоящего политика от обычного чиновника.