Пока Путин зачитывал послание перед цветом истеблишмента в московском Манеже, по улицам Владивостока уже шли тысячи людей, крича «Долой царя!», «Путин – вор!» и «Любовь сильнее страха».
А ведь впереди выборы – главный природный повод для цунами протестной мобилизации.
Призрак восстания достоинства, главный кошмар российского правящего класса, незримо витал над Манежем и просачивался сквозь строчки послания Путина, хотя понятие «достоинство» ни разу в нём не прозвучало, как и «свобода», и «права человека». Эти слова кремляне боятся произносить так же, как и фамилию Навального, чтобы не вызвать случайно их дух.
Этот архаичный приём больше не помогает, однако в голове коллективного Путина никак не укладывается, что плебс может сам захотеть не только хлеба и зрелищ, но и реализации своих прав.
Потому в борьбе за перехват у Навального инициативы предвыборной повестки по старинке взялись за патерналистские социальные подачки: $70 в месяц неполным семьям, $80 беременным, разовые $150 семьям со школьниками.
Подозреваю, думающих россиян эти цифры впечатлят своей оскорбительной ничтожностью в сравнении и с социальными выплатами в развитых странах, особенно в период пандемии, и с тем, насколько ограбила людей «пенсионная реформа», и особенно с роскошью геленджикских дворцов, с барских столов которых бросили эти крохи.
Причём подачки направлены на избирателей 25-45 лет. Очевиден циничный расчёт: да, старшее поколение с пенсией $150 больше всего пострадало от пандемии, но ведь и так проголосует лояльно, как показывают опросы.
Вообще Россия в этом послании предстаёт как сословная корпорация. С одной стороны, описание солидарности в борьбе с пандемией, с тщательным перечислением профессиональных кластеров, с другой, упаковка страны в иерархию «власть – бизнес – граждане».
Интересно, что слово «справедливость» в послании употребляется именно в связи с подачками – людям или регионам. То есть «справедливо» – это не равное воздаяние за равное деяние, а «по положению».
И никаких новых возможностей для реализации людьми своих талантов, никакого прогресса. Целью объявлено «сбережение народа», то есть стагнация.
А такое не вдохновляет даже искренних сторонников.
Поэтому результативность этих мер в борьбе за повестку вряд ли будет высокой.
Но есть и позитив: милитаризма и агрессивных выпадов против других стран было совсем мало. Кремль чувствует, что новая захватническая война популярности не добавит.
P.S. Путин оговорился, назвав ОДКБ «Организацией Варшавского договора». Конечно, Армения, Казахстан, Киргизия, Таджикистан, Узбекистан должны поднапрячься – ведь это как бы намекает, что Кремль считает себя вправе хозяйничать в них, как в Венгрии 1956 г. или Чехословакии 1968 г. Однако получается, что к остальным странам бывшего СССР это уже не относится. Тоже хорошо.
Елена Галкина: