фото caa-network.org

Таджикистан, тяготеет к поддержке провинции Панджер (населенной таджиками) и лидера антиталибской коалиции Ахмад Масуда-младшего, и отказался признавать новые власти Афганистана

Telegram-канал “Улыбаемся & Машем”: Первоначальная информация, похожая скорее на пробный «вброс» (тем более что «зашла» она с канала с соответствующей репутацией), — о подготовке подразделения 45 сводного полка специального назначения, военной полиции и бойцов ЧВК для переброски на границу Таджикистана с Афганистаном, — стала обрастать новыми деталями.

На этот раз комментарий прозвучал от политолога Белковского во время эфира на «Эхе Москвы»:
Евгений Пригожин, выполняя ряд деликатных миссий в горячих точках мира, в частности, в Африке, займется и построением определенных коммуникаций с талибами.
Подтвердил он и то, что бойцы ЧВК «Вагнера» предположительно будут охранять таджикско-афганскую границу. Мнение уважаемого Станислава Александровича уже вряд ли можно считать «вбросом», ибо он не раз и не два удивлял общественность своей осведомленностью и прозорливостью.
Приведем также в пример идентичное мнение тг-канала «Дипломатия»:
Российские внешнеполитические ведомства, которые готовы использовать возможности и так уже находящегося под санкциями бизнесмена Евгения Пригожина для налаживания контакта с талибами, не подвергая себя опасности негативной реакции со стороны Запада.

Но вот кое в чем Белковский, и другие эксперты, могли ошибиться, либо же, решив не вдаваться в детали, опустили важный момент.
Дело в том, что Таджикистан, тяготеет к поддержке провинции Панджер (населенной таджиками) и лидера антиталибской коалиции Ахмад Масуда-младшего, и отказался признавать новые власти Афганистана.
Таджикистан не признает правительство, сформированное путем угнетения, без учета позиции всего народа, особенно национальных меньшинств — заявил Эмомали Рахмон прилетевшему нему послу Пакистана с целью провести переговоры в пользу талибского правительства.

Душанбе, таким образом, пойдет на открытие страны для российских военных и тем более неофициальных милитаризованных структур и переговорщиков — явно не для налаживания новых связей и легитимизации талибских властей в Кабуле (чем сейчас усиленно занимается российский МИД), но как минимум для отстаивания интересов таджикского населения Афганистана. Все это ставит русскую миссию в этом регионе (в широком смысле, и находящегося в Кабуле Максима Шугалея) в двойственное положение — ведь любая попытка вести игру не в интересах «Талибана», будет крайне жестоко пресечена.