Евгений Ихлов: африканская трагедия

Африканская трагедия: разгадки, которые приносят новые загадки

Что уже выяснилось на сегодня.

Из-за переноса авиарейса Орхан Джемаль, Александр Расторгуев и Кирилл Радченко прибыли в Банги (столица ЦАР) 28 июля, в субботу, а не в понедельник 30-го как планировалось. У них были турвизы.
Журналисты добрались до отеля на такси. С предназначенным местным посредником неким Мартином им водителем Бьенвеню встретились вечером того же дня, предположительно, в соседнем кафе.

29 июля Расторгуев, Джемаль и Радченко с Бьенвеню посетили военную базу в Беренги, на которой должны были находиться «российские военные специалисты», но на базу их не пустила охрана.

30 июля группа арендовала джип и отправилась снимать репортажи в полевых условиях на север республики — сначала в город Декоа, а затем в Кага-Бандоро.
Вместе с россиянами был местный житель — он сидел за рулем машины.
Как следует из опубликованной переписки в мессенджере, группа предполагала отправиться в Бамбари — там находятся золотые прииски, охраняемые бойцами российской ЧВК, там же якобы находился и Мартин.
Но из населенного пункта Сибю автомобиль с журналистам направился не на восток, в Бамбари, а на север — к Декоа. Выехали из Сибю в необычно позднее время (около 17:00 — 19:00 мск) часов, в это время солнце уже зашло, а в темное время суток на местных дорогах небезопасно.
В 18:00 по местному времени (20:00 мск) съемочную группу остановили на блокпосту нацслужбы безопасности. Это произошло на выезде из Сибю по направлению к Декоа.
Примерно в 20 км от Сибю автомобиль был остановлен.
Расторгуева, Джемаля и Радченко расстреляли из автоматов. Водителю Бьенвеню якобы удалось скрыться и добраться до ближайшей деревни.

Первые представители власти — группа военных из бурундийского контингента миссии ООН МИНУСКА — прибыли на место убийства около 6 часов утра 31 июля.

Достоверно известно, что причиной смерти троих журналистов стали выстрелы из огнестрельного оружия, использующего патрон образца 1943 года калибра 7,62 мм — такой патрон применяется в автоматах АК-47, АКМ и их многочисленных модификациях.
Орхан Джемаль и Александр Расторгуев были убиты несколькими прицельными выстрелами.
Кирилл Радченко, чье тело было обнаружено в нескольких метрах от тел Джемаля и Расторгуева, перед смертью был жестоко избит (данные судебно-медицинской и трасологической экспертиз имеются у «Новой газеты»).

По новым данным Центра «Досье», некий боец африкаснких частей рассказал двум стрингерам, что примерно за 20 минут до того, как из Сибю выехал автомобиль с журналистами (с Бьенвеню за рулем), через пост проехала машина, в которой было пять человек — двое африканских жандармов и трое европейцев. Все — в гражданской одежде. Стрингеры утверждают, что боец FACA в разговоре с ними рассказал, что узнал одного из жандармов — это был Эммануэль Котофио, которого он запомнил, так как ранее Котофио проводил с военными занятия по боевой подготовке. Якобы именно Котофио дал указание посту пропустить автомобиль с журналистами — обычно в темное время суток движение гражданского транспорта не допускается.

По утверждению «Досье», как до, так и после убийства Котофио постоянно связывался по мобильному телефону с неким Александром Сотовым — ветераном российских силовых структур из Санкт-Петербурга, бывшим майором в начале века (не спецслужбист).

И ВОТ НАЧИНАЮТСЯ ВОПРОСЫ:

1. Угрозу со стороны журналистов блокировать легче лёгкого — турвизы не дают им право заниматься профессиональной деятельностью. В номер отеля приходят жандармы, якобы видят профессиональное съемочное оборудование, фиксирует нарушение, аннулируют визы, велят не покидать отель и вскоре вручают обратные билеты… И всё… Ни крови, ни траура, ни скандалы — мелкий произвол туземных ментов.

2. Что успели узнать погибшие, что их надо было срочно убивать (вместо высылки — за нарушении условий пребывания по турвизам)?
При том, что решение по убийству, если оно исходило из российских высокопоставленных кругов, должно было пройти длинный круг согласований, оно должно было быть принято почти сразу после прибытия (если не до приезда!) журналистов, после чего уже шла операция по заманиванию в ловушку.

3. Обладателями смертельно опасной информации журналисты стали после того, как потеряли возможность экстренно перегнать её в «Досье» — или они не придали ей нужного значения. Если 30 июля гипотетическая операция «Засада» шла полным ходом, то она могла быть получена только накануне в районе базы Беренги!

4. Информация могла быть только на флешке, которая была в кармане: камеры (где могла быть кассета) не похищали, дорожные сумки журналистов — не открывали, ноутбук и мобильный — не брали. Судя по тому, что несчастного Кирилла Радченко пытали (избивали) отдельно от других — знали, что информация находится при нём.

5. Альтернативная версия — никто никакую флешку не искал: журналистов убили для острастки — заранее зная, что они направляются расследовать ЧВК не в Сирию, а в ЦАР.

Возможно, что Радченко особо мучили «за предательство» — ведь он работал в Anna News (такое «абхазское» информагентство, обслуживающее «русский мир», где вполне допускается и резкая оппозиционность, но именно за слив Кремлём «русского мира») и был в командировках в Сирии, при боях за Алеппо, где, кстати, мог видеть тех же «вангеровцев», а теперь ехал от Ходорковского…

оригинал — https://www.facebook.com/ihlov.evgenij/posts/2483150408366769

автор — Евгений Ихлов

Вам также может понравиться

Об авторе Михаил Дубов