Интересным образом складывается ситуация вокруг выборов губернаторов в некоторых регионах страны, в частности, в Приморье и в других областях, где на сентябрьских выборах «партии власти» не удалось одержать победу. Весьма неоднозначна ситуация с  предстоящими выборами в Петербурге, где пытаются изменить избирательный закон, чтобы дать «зеленый свет» самовыдвиженцам. Свое мнение об этом и собственный взгляд на то, как будут развиваться события в упомянутых регионах, у кого есть реальные шансы занять там губернаторские кресла, выразил известный депутат и политический деятель Илья Пономарев.


– Каково Ваше отношение к развитию ситуации по выборам губернаторов. Собственно, то, как развивается ситуация в Приморье, в тех регионах, где «Единая Россия» проиграла?

– Во-первых, видно, что власть нашла «противоядие» в виде лишения губернаторов значительной части их полномочий с помощью региональных парламентов и, соответственно, ввода поста там, где его нет, Премьер-министра. Это фактически та же схема, что и с мэриями, с профессиональным сити-менеджером, которого назначает единоросский парламент. В этой ситуации не важно, кто там выбран… Это, конечно, плохо, потому что это очередной сигнал гражданам о том, что голосуй – не голосуй, все равно получишь то, что получишь. На мой взгляд, на самом деле результат этих ДПР-овских выборов – это чисто протестная вещь, и она вообще ничему не угрожает с точки зрения власти, а вот исход в Хакасии и особенно в Приморье – это, конечно, интересно, потому что Приморье, хотя они назначили человека, который может выиграть выборы сам по себе, непонятно, сможет он это сделать или нет. Я насколько понимаю, они делают ставку на то, чтобы никого не зарегистрировать из тех, кто мог бы реально с ним конкурировать, но «будем посмотреть», как на это граждане отреагируют.

– Как показывают последние опросы, после такого мощного политтехнологического десанта в Приморье рейтинг Кожемякина, наоборот, падает. Он чуть ли не просит: «Может, вы все уедете? Может, я сам с этим справлюсь?».

– Вы свершено правы. На самом деле очень интересно, смогут ли они «доломать» Коновалова в Хакасии, потому что там надо, чтобы против всех проголосовало больше, чем 50 процентов, а такого прецедента не было никогда…

– Очень давно, в 90-м году бывали такие прецеденты на тех, старых выборах…

– Там были прецеденты, когда против всех было больше, чем наибольший кандидат, но этот результат означал 25 процентов.


– Нет, в 90-м, там же 50 процентов, если был один кандидат. Это совершенно точно, это еще Советский Союз. Там один кандидат, и ему нужно было набирать больше 50-ти процентов, то есть, если он не набирал…

– Ну это уж совсем начало было…

– Да, это годы 90-е, ровно 90-й…

– Ну очень давно такого не было в принципе, и они на это всячески работают. Я не понимаю, что надо сделать, чтобы это случилось, но если это случится, они создадут сами по себе интересный прецедент. Потому что после этого я не понимаю, какие могут быть аргументы против того, чтобы вернуть графу «Против всех». То есть, если оказываются такие выборы, на которых против всех голосует большинство.

– Кстати, Вы обратили внимание, что, по-моему, в Приморском крае Кожемякин пошел как самовыдвиженец, и в Санкт-Петербурге пытаются изменить избирательный закон, чтобы появились самовыдвиженцы.

– Беглов, я так понимаю, если он идет, то он идет как самовыдвиженец…

– В следующем году в Санкт-Петербурге пройдут выборы губернатора, и уже сейчас, на мой взгляд, все баталии идут даже не столько о том, кто будет провластным кандидатом, сколько за такую, на мой взгляд, спорную позицию демократического кандидата. Что Вы думаете о выборах губернатора и о том, что там стоит делать?

– Я думаю, что будет Собчак и будет кто-то от «Яблока».

Собственно, надо понимать, что выборы губернатора в Санкт-Петербурге – это отчасти отражение некой борьбы в городском масштабе внутри самой «партии власти». У Полтавченко было жесткое противостояние со спикером городского Заксобрания Макаровым, который сам хотел идти в губернаторы, может быть, он даже не отбросил эту мысль. Собственно, Резник был исключен из «Яблока» ровно за то, что он под Макарова подложил депутатов и проголосовал за него как за спикера. Ну и он остается в его группе поддержки. Понятно, что есть какие-то там «движения руками», но… И, кстати, Борис Вишневский – тоже старый друг Макарова…

– Я думаю, что конфигурация «Собчак – Вишневский – это гарантированно, они точно не договорятся. Важно то, что если будут эти двое, то, скорее всего, кандидат от власти победит в первом туре. Я бы, конечно, для красоты картины на их месте выпустил бы еще Оксану Дмитриеву, но думаю, что они как раз будут бояться, что тогда уйдет на второй тур, и что они не будут рисковать.

– То есть Оксана Дмитриева – наиболее сильный кандидат в Питере?

– На мой взгляд, Оксана Дмитриева уже пропустила свой шанс…

– Я с этим согласен, поэтому я бы ее на их месте выпустил бы.

– Кто вообще мог бы реально выйти во второй тур? Кто наиболее сильный из демократов, кто мог бы?

– Я считаю, что Вишневский не выйдет в силу возраста и энергетики, и еще ряда причин, о которых мы не будем говорить, но вот эти три фигуры могут набрать равномерный результат. У Собчак, я считаю, наивысшие шансы выйти во второй тур или, во всяком случае, занять второе место в силу фамилии, молодости, популярности определенной, известности. Кстати, у нее в Питере нет такого антирейтинга, как во всей остальной стране. Поэтому я бы поставил на второе место Ксению, но это второе место не очень большое. Ну там разложат голоса по 15 – по 20 процентов…

– А вот эта история с Золотовым фееричная, то вообще что было?

– Я так понимаю, что против Золотова был определенный заговор силовиков, и он тем самым обеспечил себе иммунитет.

– Потому что у него был конфликт с ФСБ и с Игорем Ивановичем. Надо ж было что-то делать, вот он и сделал.

– То есть он обеспечил себе иммунитет в глазах «монарха»?

– Ну конечно!

– Как всегда, вмешательство Алексея Анатольевича активно помогает получатть отдельным людям в окружении Путина статус неприкосновенности.

Беседовала Ольга Курносова

Первую часть интервью читайте здесь.

Вторую часть интервью читайте здесь.