История с «Газетой Гудкова» как доказательство необходимости люстраций

Слова “судья”, “суд”, “полицейский”, “прокурор”  в России являются синонимами грязных ругательств.

Останкинский суд отказался обязать Роскомнадзор зарегистрировать «Газету Гудкова».

Российские «суды» продолжают демонстрировать всему свету давно известный факт, что они на самом деле вовсе не суды, по крайней мере в том, смысле, который в это слово вкладывают в цивилизованном мире. В мафиозной системе, созданной Путиным, они несут лишь декоративный характер, придавая видимость законности действиям власть имущих и силовиков: начиная от фальсификации выборов и до «проштамповки» неправосудных приговоров, на основе «доказательств», сфальсифицированных, или выбитых под пытками из подстведственных. Сегодня в Останкинском суде Москвы произошла история, которая как нельзя лучше иллюстрирует картину деградации судебной системы.

Судья Оксана Меньшова несмотря на полное отсутствие каких-либо оснований отказалась обязать Роскомнадзор зарегистрировать «Газету Гудкова», об этом, сам Гудков рассказал у себя на Facebook.

Подчеркивается, что решение «судья» вынесла, пробыв в совещательной комнате несколько секунд. Как известно с иском в суд обратился пресс-секретарь политика и главный редактор «Газеты Гудкова» Алексей Обухов. Это произошло 4 октября после того, как трижды, и по смехотворным причинам, Роскомнадзор незаконно отказывал изданию в регистрации.

Обухов не без иронии рассказывает о произошедшем в своем Facebook:

Судья Меньшова, хрупкая и утомленная своей работой женщина, даже не пыталась изобразить раздумья: в совещательной комнате она не провела и минуты.

Не знаю, что будет написано в мотивировочной части (ждём в течение пяти дней), но аргументы Роскомнадзора… О, эти аргументы! На них была потрачена пачка бумаги, вплоть до распечатанного штатного расписания РКН. А все ради одного абзаца: не доказал, что не сидит в тюрьме.

Краткое содержание предыдущих серий: после многочисленных возвратов документов (то не доказал отсутствие второго гражданства, то не принес справку от любого Гудкова, что он не против названия газеты, то не указал в одной строке заявления почтовый индекс и получил сообщение об этом бумажным письмом)… После всего этого Роскомнадзор потребовал от меня доказать, что я не сижу в тюрьме, дееспособен, старше 18 лет и не являюсь террористической организацией. На этом месте я и пошел в суд.

Показал судье сайт Роскомнадзора, раздел «Комплектность документов». https://rkn.gov.ru/mass-communications/smi-registation/p851/
Там размещен их закрытый перечень: я все принес. Показал сайт Госуслуг, где написано, что справку про судимость, если ему надо, должен раздобыть сам РКН. https://www.gosuslugi.ru/16175/10/info/2.

И в ответ от его юриста услышал: понимаете, нет никакой формы такой справки. Мы ее и запрашивать не можем, это нигде не прописано. Поэтому убедите нас, что не сбежали из тюрьмы и не судимы.

– Как?!

– А вы просто заново подайте документы и допишите об этом в анкете от руки. Или на отдельной бумажке.

– А где гарантии, что завтра вы не отправите меня за справкой в Сирию, что я на террорист?

– Но мы должны убедиться, что вы можете быть учредителем СМИ.

В общем, мы, конечно, идём в апелляцию. Но идею я запомнил: если сообщить в Роскомнадзор, что я теперь их начальник, они поверят. Главное – написать от руки и поставить подпись.

Кстати, жаль, что, будучи в Таджикистане, я не догадался попросить у афганских пограничников справку о том, что не террорист. В двух шагах же был. Роскомнадзору хватило.

Сам Дмитрий Гудков прокомментировал эту историю так:

История с «Газетой Гудкова» превратилась в анекдот. Усилия, которые государство прикладывает, чтобы не зарегистрировать это СМИ, настолько комичны, что суды мы ни в коем случае не бросим. Нам это совсем не трудно, а макать Роскомнадзор носом в их собственный позор – бесценно.

Я же, со своей стороны, могу лишь еще раз подчеркнуть, что никакая Прекрасная Россия будущего невозможна без полного слома всех без исключения, с позволения сказать, “институтов” путинской РФ, тотальной люстрации, запретов на профессию для их представителей и, конечно, судов над теми, кто виновен в том, что в современном русском языке, слова “судья”, “суд”, “полицейский”, “прокурор” и многие другие – фактически являются синонимами грязных ругательств.

Александра Мельник

Комментарии

Комментарии