RSS

Итоги первого года президента Трампа

  • Written by:

Миллион долларов профессору Талеру

Итак, нобелевскую премию по экономике получил американец со знаковой фамилией Талер. Ее размер в 2017 году увеличен до 9 млн. шведских крон, это 1,12 млн. долларов. Что любопытно в этой связи ‑ название американской денежной единицы прямиком восходит к талеру, одной из самых солидных и популярных монет в прошлые века.

Что касается премии, то США с огромным отрывом лидируют во всех ее номинациях: физике, химии, физиологии и медицине, даже в премии мира, и лишь в литературе вровень с ними идет Великобритания. Всего на счету Штатов 325 лауреатов – больше, чем у пяти последующих стран (Великобритания, Германия, Франция, Швеция и Япония) вместе взятых. Но особенно велик отрыв в экономике: 51 лауреат! У идущей на втором месте Британии их 10, а у всех остальных стран (их немного) не более одного-двух.

Ураганы сдули рабочие места

Отметив сей лестный для нашей страны факт, перейдем к самой экономике, дела в которой с одной стороны неплохи, но с другой стороны в сентябре впервые за семь лет не создано ни одного нового рабочего места. Наоборот, 33,000 их потеряно – главным образом из-за ураганов Харви, Ирма и Мария. Основной удар пришелся по сфере гостеприимства, досуга и развлечений, в том числе по ресторанам, барам и прочим заведениям, которые были вынуждены надолго закрыться. Какие рестораны и ресорты, если на Пуэрто-Рико до сих пор большая часть населения не имеет ни света, ни питьевой воды?!

Снижение занятости в этой сфере сразу на 111,000 рабочих мест с лихвой перекрыло рост в других секторах экономики. Провал беспрецедентен, такого не было за все время с 1939 г., когда Бюро трудовой статистики начало отслеживать данный показатель. Даже в самом худшем месяце великой рецессии, в апреле 2009 было потеряно 71,000 мест. Мало того, пересчет данных предыдущих месяцев привел к снижению еще на 38,000.

Индустрия дала прирост занятости в 9,000 мест ‑ за счет лесной промышленности и активизации связанного с ней строительства. Надо устранять последствия ураганов, в результате которых жилья лишились сотни тысяч человек, а дома в одноэтажной Америке строят в основном из дерева. Внесла свой вклад и добыча полезных ископаемых – сланцевая нефть снова набирает обороты. Но культовый информационный сектор, как ни странно, за год потерял столько же, к тому же и зарплата в отрасли не растет и даже уменьшается. Потеряла 2,900 мест и розничная торговля, причем дело не в ураганах, сокращение тут идет восьмой месяц подряд, что свидетельствует о глубинных причинах. Достойный результат продемонстрировали транспорт и складская отрасль, где число позиций выросло почти на 22,000, в финансовой сфере рост составил 10,000 мест, а в сфере здравоохранения и социальной помощи более чем 13,000.

В итоге, несмотря на большие потери, уровень безработицы упал до 4,2% впервые с начала 2001 г. Да и коэффициент участия рабочей силы (это отношение численности рабочей силы к общей численности взрослого населения) поднялся до самого высокого уровня за последние три года и достиг 63,1%. Средняя часовая оплата труда также выросла – до $26,55 в годовом исчислении или на 2,9%. Причем эксперты ожидают, что рост продолжится ввиду конкуренции работодателей за квалифицированную рабочую силу.

В целом данные по промышленности свидетельствуют о ее прочном положении и о большом оптимизме капитанов индустрии. Показатели деловой активности в производстве повысились до самых высоких уровней за многие годы. Экспорт, заводские заказы и выпуск продукции в последние месяцы также весьма неплохи и Трамп не преминул приписать успехи себе: «При моей администрации эпоха экономической капитуляции закончилась и начинается возрождение американской промышленности. Америка снова побеждает и ее снова уважают», ‑ сказал он, выступая перед Национальной ассоциацией производителей оборудования, ‑ «Америка, наконец, вернулась на правильный путь».

Действительно, согласно данным Национальной ассоциации производителей, за первые девять месяцев 2017 года показатель оптимизма промышленников составил 90.87%, чего не наблюдалось вот уже 20 лет, и связано это в том числе и с ожиданиями налоговой реформы. Они надеются, что сокращение налогов позволит им увеличить капитальные вложения, расширить бизнес, нанять новых рабочих и увеличить им зарплаты и бенефиты. А по оценкам Бюро статистики труда, предприниматели-работодатели создали 92,000 новых рабочих мест за этот период и зарплаты в августе поднялись до самых высоких уровней с начала 2009 года.

Но стоит ли благодарить за это президента? Да, улучшение положения в какой-то мере совпало с появлением Трампа в Белом Доме, однако Марк Занди, главный экономист Moody’s Analytics, не видит между этими явлениями никакой связи: «Я думаю, что это абсолютно циклично. Это происходит независимо от того, кто в Белом доме и какую политику проводит».

Все дело в том, что для США 2016 год был не слишком удачным. Рост мировой экономики замедлился, европейская экономика едва ли не стагнировала, Китай постепенно сбавляет темпы, а Канада и Мексика стабильно показывают результаты ниже среднемировых. Это глобальное торможение сбило спрос на американские товары, да и падение цен на сырье в 2014-15 гг. усложняло добычу нефти и других полезных ископаемых. В итоге производители США пережили если не рецессию, то пару тяжелых месяцев в прошлом году. В текущем же году экономическая ситуация стала стабильнее ‑ независимо от действий Трампа, в том числе подросли и цены на сырье, что привело к улучшению дел американских товаропроизводителей. Тем более что доллар существенно ослабел, что делает их продукцию более конкурентоспособной.

Как бы то ни было, а радужные ожидания отражаются также в настроениях на биржах – их индексы бьют все рекорды и даже давно хромавший нефтегазовый гигант Chevron на днях вышел в плюс! Увы, General Electric, тесно связанной с добывающими компаниями, ничего не помогает и цена ее акций продолжает крутое пике. И хотя биржевые индексы отнюдь не являются барометром реального состояния экономики, все же и по ним можно кое о чем судить.

Так, самый известный промышленный индекс Доу-Джонса базируется на тридцати ведущих компаниях США, но даже при нынешней эйфории, вызывающей определенные опасения, шесть компаний из этого перечня в минусах – каждая пятая. И если авантюрного и неразборчивого в связях и средствах финансового столпа Goldman Sachs не жаль (Берни Сандерс и ‑ да, да! ‑ примкнувший к нему Трамп правы, считая, что такие банки необходимо разукрупнять, ввиду их очевидной опасности для страны), то неважные показатели IBM и Disney огорчают.

Каковы реальные достижения президента?

На фоне ажиотажа биржевых брокеров и надежд промышленников голоса аналитиков звучат не столь мажорно. Экономисты не так оптимистичны и отмечают, что хотя производители и ожидают, что налоговая реформа окажет большое положительное влияние на их деятельность, этого еще не произошло. Многие задаются вопросом, а что, собственно говоря, Трамп сделал для них на сегодняшний день?

Так, ему припоминают громкие обещания пресечь оффшоринг, уход рабочих мест за рубеж и приводят в пример завод компании Carrier в штате Индиана, который она намерена была перевести в Мексику. Трамп вел переговоры с компанией и сразу после победы на выборах посетил завод, торжественно сообщив, что достигнуто соглашение и рабочие места останутся в Индиане. Обещания Трампа вернуть миллионы рабочих мест в производство стали важным элементом его неожиданной победы на выборах – рабочие голосовали за него. Однако через несколько месяцев компания все же провела массовые сокращения, а за ней последовали Boeing и другие крупные фирмы, продемонстрировав неспособность президента выполнять свои обещания.

Аналитики отмечают, что он и его команда пришли к власти с пустыми руками, без проработанных предложений, распоряжений и законопроектов, и знаменитое трамповское «я знаю, как» оказалось дешевым популизмом, демагогией. Ну а то, что администрация сейчас печет на скорую руку, не отличается качеством, и потому либо не оказывает никакого положительного эффекта, либо натыкается на сопротивление судебной ветви власти, либо не проходит через Конгресс. Так что, по большому счету, мы все еще живем в экономике Обамы и заслуги нынешнего президента в ее неплохих результатах крайне невелики.

Да, Трамп, несомненно, вдохнул большие надежды в производственный сектор. Но хватит ли у президента способностей и ответственности, чтобы сделать его great again и помогут ли ему в этом такие средства, как налоговая реформа, все еще остается неясным. Помимо позитивных ожиданий имеются и основательные опасения – как бизнесов, так и экспертов.

Первые главной проблемой называют рост расходов на медицинское страхование – так считает 72% производителей и ожидается, что в следующем году их количество возрастет. Боюсь, это реакция на крайне неуклюжие действия Трампа на этом поприще. Почти стольких же предпринимателей беспокоит проблема привлечения и сохранения качественной рабочей силы, более половины назвали в числе проблем неблагоприятный бизнес-климат (налоги, жесткие правила ведения дел и т.п.), почти 40% волнует рост цен на сырье и материалы и т.д.

Эксперты в свою очередь не уверены в том, что налоговая реформа вообще даст ожидаемые результаты хоть когда-либо, зато понимают, что не стоит ждать быстрого положительного эффекта. Экономика – это инерционная машина, тем более такая огромная, как американская. Так что пока у корпораций появится достаточно средств от снижения налогов для инвестирования их в дело, пока эти инвестиции заработают, пока (и если) рост экономики скомпенсирует потери бюджета от сокращения налогов, пройдет не один год, а там и каденция Трампа закончится. Думаю, мало, кто верит, что этот весьма пожилой и неуравновешенный человек сможет баллотироваться на второй срок. И в итоге все лавры, буде они появятся, достанутся следующему президенту…

Юрий Кирпичев

Комментарии

Комментарии