Леонид Волков на пресс-конференции в Берлине, посвященной операции по спасению Алексея Навального 21 августа. Фото: Reuters

По поводу вчерашней анонимной (!) статьи в Коммерсанте, которую растиражировали (совершенно некритически) буквально все российские СМИ — и которая написана по кремлевскому темнику «мы были готовы сразу Навального транспортировать, это немцы сутки проваландались» — хочу только сказать, что она лжива от первого до последнего слова, и рассчитана реально разве что на аудиторию с памятью золотой рыбки.

Ау, речь идет о событиях недельной давности, прекрасно задокументированных. Есть вся переписка, все документы. События ночи с четверга на пятницу, когда мы занимались организацией самолета, можно восстановить поминутно.

Скажу коротко о самом главном еще раз. Когда вылетел эвакуационный самолет из Нюрнберга в Омск (в 3 часа ночи по Нюрнбергу / в 7 утра по Омску), к этому моменту:
— были оформлены все необходимые документы, включая письмо из Шарите о готовности принять пациента,
— на месте в Омске также были оформлены документы на транспортировку пациента,
— был в переписке согласован график: в 12 по местному времени самолет приземляется, поэтому уже в 11 утра Навальный должен быть доставлен на реанимобиле в аэропорт, чтобы погрузить его одновременно с дозаправкой самолета, чтобы самолет смог вылететь без задержки.

Повторюсь, вся эта переписка имеется у меня, и у многих других людей. Отрицать эти факты невозможно.

А потом — а потом около 9 или 10 утра в БСМП города Омска появились люди в серых костюмах, заняли кабинет главврача и все изменилось. Врачи перестали идти на какой-либо контакт, и на утреннем пресс-брифинге с трясущими лицами и руками заявили, что, якобы, пациент нетранспортабелен и согласия на его перевозку они не дают. Ну и началась вся эта безумная коррида в прямом эфире, которую вы все уже наблюдали в прошлую пятницу.

Оригинал телеграм-канал Леонида Волкова

https://t.me/leonid_volkov/1907