RSS

О чём писали газеты 100 лет назад: Утверждение трезвости навсегда

Алкогольный вопрос весь последний век был не просто жизненно важным, но и одним из “краеугольных” в русской политике. Устойчивость сталинского и брежневского режимов во многом определялась тем, что они разрешали людям “отводить душу” за бутылкой – споенным народом было легче управлять, как по слухам замечала ещё Екатерина II. Одновременно “алкогольные рубли” были одним из важнейших средств пополнения казны: гранитные набережные Петербурга, заводы Магнитки и рельсы БАМа оплачивались за счёт семейных трагедий, детей-уродов и циррозов печени простых русских мужиков. Но когда власть из самых, в общем-то, гуманных соображений пыталась оздоровить нацию – таких правителей всегда ждал крах и не только на алкогольном фронте: Николай II, учредивший сухой закон в 1914 году, через три года кончил свои дни со всей семьей от пуль в подвале. Горбачев с его более мягкими “мерами по борьбе с пьянством и алкоголизмом” отделался мягче, но тоже через 6 лет потерял власть. Увы, с алкоголем в России играть нельзя.  Керенский не понял этого и в сентябре 1917 года не просто подтвердил царский указ (Николай II вводил сухой закон только на время войны), а и ужесточил его, объявив о введении трезвости “навсегда”, о чем пишет “Русское Слово” (№205 от 7(20) сентября 1917 года).

Но вначале о Беларуси – и там по примеру Украины наконец-то сформировалась своя Рада и зазвучали первые голоса об автономии:

В Смольном тем временем состоялось совещание фракций советов, на котором ожившие после подавления корниловского мятежа большевики снова заговорили о желании взять власть в свои руки:

Комментарии

Комментарии