Павел Пряников: Могущественные рабы системы, по-мальчишески робко мечтавшие об изменениях

Прочитал в серии ЖЗЛ биографию писателя Юлиана Семёнова. Писала его дочь, Ольга. Недавно упоминал на примере Пришвина о жизни верхних 1-2%, которая хороша при любой власти. А пример писателя Юлиана Семёнова – это уже про жизнь верхних 0,5%. Поподробнее о своих впечатлениях напишу попозже, отмечу только, что если Пришвин смог устроить хорошую жизнь во “внутренней эмиграции”, то Семёнов, напротив, вжившись во власть системным либералом. Он с конца 1960-х – под покровительством главы КГБ Андропова, советником при нём. Его жена – падчерица Сергея Михалкова и внучка художника Кончаловского (а также дочка главы советского АмТорга). Отец Семёнова (Ляндреса) – зам. Бухарина. Его однокурсник и лучший друг – Евгений Примаков. Т.е., в отличие от Пришвина, у него в анамнезе уже и сословность.
Дочь Ольга интересно описывает в книге главу КГБ Андропова, что он тоже был чуть ли не либералом:

“Ближе познакомившись с Андроповым, отец заговорил с ним о Праге 68-го. Юрий Владимирович в ответ рассказал о будапештском восстании. Во время событий он работал в Венгрии и навсегда запомнил побелевшее лицо маленького сына, когда тот увидел на фонаре перед резиденцией повешенного за ноги доброго дядю Пишту, их служителя по дому – мальчик любил играть с ним в шахматы.
И ещё сказал, что на пост председателя КГБ не стремился – Леонид Ильич настоял. Возглавив комитет, провел через Политбюро решение: КГБ не вправе провести ни один арест, не получив на то соответствующего постановления прокуратуры. Наиболее заметный диссидент может быть арестован лишь по согласованию или постановлению ЦК.
Однажды сын с дочкой принесли Юрию Владимировичу книгу репрессированного дворянина-интеллектуала Бахтина. За один день её прочтя, он назавтра велел подыскать опальному литературоведу приличную квартиру (тот ютился в какой-то каморке, в захолустном городишке). Сразу же позвонил разъяренный Суслов, но Андропов Бахтина отстоял.

Когда снесли выставку абстракционистов бульдозерами, он отдыхал в Кисловодске, о случившемся ему доложил дежурный, позднее.
– Какой идиот, какой кретин пошел на этот вандализм?! – взорвался Юрий Владимирович.
– Указание члена Политбюро ЦК товарища Гришина – ответил смущённый дежурный…
Так сидели и говорили они о самом больном и постыдном в истории страны: шеф Комитета госбезопасности и известный писатель. Могущественные рабы системы, по-мальчишески робко мечтавшие об изменениях”.

Интересно описание и самим Семёновым личности Сталина, он тут показан чуть ли не Прогрессором, а также жертвой, заложником русских:

Монолог Сталина:
Кто, как не я, знаю народ свой. Кто, как не я, прожил жизнь среди них: я их “винтиками” называю, ржою, железками, а они кланяются мне в пояс. Я говорю, что любой другой народ прогнал бы таких, как я, а они – терпеливы, всё сносят – так они от слёз немеют и многие лета мне поют с амвонов. Как же мне можно с ними иначе, кроме как жестокой строгостью и безотчётным повиновением?! Не потому я жесток с ними, что не люблю, а оттого, что знаю рабью душу их, не способную к тому, чтобы стать в рост и крикнуть небу: “Явись мне, Господи!” Побоятся, поползут в храм просить, чтобы священники замолвили за них слово перед небесами, у самих от страха гортани пересохнут. Как же я могу бросить этот несчастный народ в рабском горе его и юдоли?!”
В общем, очень ценный субъект для изучения Семёнов, дл понимания устройства нашей Системы.

оригинал – https://web.telegram.org/#/[email protected]_tolk

автор – Павел Пряников

Новости партнёров

Комментарии

Комментарии

Похожие материалы из этой рубрики