RSS

Pierre HAFFNER: я помог Вячеславу Мальцеву бежать от ФСБ

  • Written by:

Оппозиционный деятель Вячеслав Мальцев был вынужден покинуть Россию в июле 2017 года из-за опасений подвергнуться репрессиям. С тех пор политик побывал в нескольких странах, и наконец, как стало известно Русскому Монитору, нелегально приехал во Францию, где обратился к местным властям с просьбой о предоставлении политического убежища. Нашему корреспонденту удалось узнать подробности этой почти детективной истории от ее непосредственного участника Пьера Афнера (в московской оппозиционной среде известного как Пьера Франса), который, помогал Мальцеву добраться до Парижа.


Пьер, расскажите, пожалуйста, как Вячеславу Мальцеву удалось оказаться во Франции.

Это было очень непросто. Прежде всего, потому, что у Мальцева не было французской визы. Если бы она у него была, то он просто прилетел бы во Францию и попросил политическое убежище обычным путем.  Но Мальцеву пришлось срочно покинуть Россию из-за того, что против него могли выдвинуть ложные обвинения в экстремизме. И его, как и Марка Гальперина, вот-вот могли арестовать. Поэтому Мальцев принял решение бежать из России. С ним одновременно из России выехал ещё один соратник.  Его зовут Андрей Немчинов. На машине он пересек границу России и Беларуси, которую легче пересечь, чем, например, границу России или стран Балтии. В конечном итоге он добрался до Молдовы. Однако Молдова, как известно, кишит агентами ФСБ, и поэтому там находиться для Мальцева было очень опасно. Поэтому он принял решение вылететь из Молдовы в Грузию, а из Грузии – в Израиль, где он хотел попросить визу во французском посольстве. Но он не учел того факта, что французское посольство в Израиле – это крепость. Поэтому он принял решение лететь в Черногорию. Там к Мальцеву и Немчинову присоединился еще один человек – его зовут Владимир Кузнецов (у него дома ФСБ устроила несколько обысков подряд). Черногория – страна европейская, но Черногория – это тоже не лучшее место для человека, который скрывается от ФСБ. Вы, наверное, помните, что нисколько месяцев назад российские спецслужбы пытались устроить государственный переворот в этой стране. Задержанных черногорской полицией агентов ФСБ сейчас как раз судят.

Так вот, Мальцев сразу же заметил слежку за собой, а если учесть, что в черногорском аэропорту Подгорица полно российских самолетов, то вероятность того, что его могли схватить и «в чемодане» вывезти в Россию, была слишком велика. И они буквально не знали, что делать. Но Ольга Курносова мне написала и попросила помочь Мальцеву добраться до Франции, потому что только там он может быть в безопасности. Я принял решение лично полететь в Черногорию. Но как я уже говорил, чтобы попасть во Францию, нужно получить французскую визу, а визу можно получить только в Москве, где, как вы понимаете, Мальцева сразу же арестовали бы. Я написал письмо французскому послу в Черногории и прилетел туда ближайшим же рейсом.  В письме послу я просил его как можно скорее принять меня и моих русских друзей и помочь им получить убежище.  Но в тот момент посла в посольстве не было, его замещал первый секретарь. Одна интересная деталь: Черногория – это маленькая страна, поэтому, когда вы звоните в посольство, вы можете попасть сразу на первого секретаря. Если, например, вы звоните в посольство Франции в Москве, то между вами и первым секретарем будет еще человек 50.

Пьер HAFFNER (Франс), Вячеслав Мальцев и Владимир Кузнецов в Черногории

Я прилетел в воскресенье, мне сказали – приходите в посольство в понедельник. В понедельник утром мы все пришли на прием, где провели примерно полтора часа. Я переводил, помогая им составить заявление. Я сказал секретарю, что мои друзья находится в прямой опасности. Посольство Черногории сразу же передало заявление в наш МИД. Нам сказали, что ответа ждать придется примерно неделю, так как очень много работников посольства находились на конференции во Франции. Я перезвонил ему в четверг и посол мне сказал: Мальцеву и его друзьям будут выданы визы, но за этими визами придется ехать в Сербию. Потому что в Черногории у нас есть посольство, но нет консульского отдела. Но целая бригада ФСБшников ждала нас в Белграде.

Мальцев сказал, что в Сербию он не поедет, так как его могут там схватить, потому что россияне подали его во всероссийский розыск и в Интерпол. Он сказал мне: меня задержат сербская полиция, а потом я окажусь в Москве в Лефортово. Тогда я предложил другой вариант. Я сказал: если вы не можете прямо вылететь во Францию, то давайте полетим в безвизовую страну Марокко транзитом через Францию, через аэропорт «Шарль де Голль». Мы выйдем из самолета, а когда окажемся в транзитной зоне, я с вами пойду к пограничникам, скажу – вот мои товарищи, им нужно политическое убежище. Я пошел на паспортный контроль, я дал им документы и сказал, что эти люди хотят получить статус политического беженца во Франции. Они велели мне подождать. Через некоторое время пришел офицер-пограничник, который приказал меня задержать. Меня обвинили в содействии незаконному пересечению границы иностранцами. С точки зрения нашего законодательства это является преступлением. Мне назвали соответствующие статьи Уголовного кодекса и сказали, что мне грозит 3 года тюрьмы. После этого меня арестовали и посадили меня в клетку. Потом, когда меня допрашивали полицейские, я обратился за помощью к адвокату, который рассказал, какие у меня права, и пояснил, что если я делал то, что сделал не за деньги, а ради своих убеждений, если эти люди – мои друзья, то это – не преступление. Поэтому, когда я давал показания полицейским, то подробно объяснил, что Мальцев и его соратники – мои старые знакомые, что они являются политическими активистами, и их политические цели я полностью разделяю и поддерживаю, что им пришлось покинуть свою страну, потому что там им угрожала опасность.

Полицейские меня подробно выслушали. В своих показаниях я говорил, что я родился на границе Франции и Испании в Пиренейских горах, что мои родители, родственники и соседи, всегда помогали беженцам: например, когда испанские республиканцы бежали от режима Франко и пересекали границу, надеясь укрыться во Франции. И потом, когда из Франции в Испанию  от нацистов убегали евреи, которым приходилось идти через горы на протяжении нескольких дней на высоте больше 3000 метров, то наши люди помогали евреям*. Мы помогали летчикам антигитлеровской коалиции, которых сбивали на территории оккупированной немцами Франции, чтобы они могли спастись и продолжать борьбу против фашизма. Я сказал, что веду себя так, как меня воспитали. Это моя цивилизация, и если кто-то обвиняет меня в том, что я сделал, то этот человек принадлежит какой-то другой цивилизации.

После этого мне сказали, что мое дело прекращено, но прокурор должен утвердить решение о прекращении дела. Но так как дело было уже вечером, прокурора не было на месте, поэтому мне пришлось переночевать в клетке. И наутро меня действительно освободили, сказав, что против меня не выдвинуто никаких обвинений.

После того как меня задержали в аэропорту, меня,  Мальцева и его друзей сразу развели в разные стороны. Я думал, что нас будут держать вместе, и я буду выступать в роли переводчика. Но после того как меня арестовали, Мальцева и его друзей отвезли в центр задержаний, на время, пока их дела будут изучаться. По закону они могли их держать в этом центре в течение 21 дня. За этот срок власти должны решить, позволить ли просителю убежища остаться во Франции, или выдворить его из страны. Но полицейские мне сказали, что я могу их посещать. Поэтому, когда меня на утро отпустили, я сразу же пошел к ним, но оказалось, что в этот же день вечером всех троих уже отпустили.

Вячеслав Мальцев с соратниками в Париже. Фото Pierre HAFFNER

То есть, все они оказались на свободе?

Да, они все на свободе. Я провел их по городу, объяснил, как пользоваться общественным транспортом и метро. Потом мы вместе с ними съездили по адресу конторы, которая занимается подобными административными делами. Она была уже закрыта, я съездил просто для того, чтобы они не путались завтра, где им нужно будет получить все необходимые разрешения. Я расстался с ними поздно вечером.  Вчера я с ними созвонился, и они уже гуляли по Елисейским Полям, осматривая Париж.

А где они остановились?

Я им помог устроиться на ночь в одной гостинице. Гостиница дешевая, номер очень маленький, с тремя койками, как мне сказали, что один из них (не буду говорить кто) очень сильно храпит.  В гостинице они будут жить до четверга. И завтра они будут заниматься оформлением своих документов, потому что для того, чтобы получить статус беженца, необходимо все сделать в срок.

Артподготовка продолжается. Фото Pierre HAFFNER

И сейчас параллельно мы уже решаем, как поселить их во Франции. Во Франции сейчас есть русские эмигранты, которые предложили свою помощь. И я думаю, что до четверга мы эти вопросы решим. Сегодня мне позвонил человек из города Реймс. А потом я планирую на машине приехать и помогать им.

Побег Мальцева – это победа российской оппозиции и личное поражение Путина. Он не смог закрыть *Артподготовку. Популярный канал будет продолжать ежедневное вещание. Я горжусь, что я участвовал не только в спасении друзей, но и одного из ведущих голосов российской оппозиции.


* Господин Pierre HAFFNER – попросил уточнить, что он является потомком Французов, спасавших евреев в период Холокоста, которым присвоено почётное звание «Праведник народов мира», принял  участие в спасения Вячеслава Мальцева и его соратников.


Беседовал Федор Клименко

*26 октября 2017 года “Артподготовка” была признана судом в Красноярске экстремистской организацией и запрещена в России.

Комментарии

Комментарии