RSS

Принято решение валить режим Путина – Слава Рабинович о перспективах Кремля

  • Written by:

По словам известного финансиста, санкции США вызывают у российской элиты сильнейшее раздражение

О том, что самое опасное для Путина в реализации американского закона о санкциях, подписанного Трампом 2 августа 2017 года, каким образом Кремль компенсировал ущерб отдельным бизнесменам, попавшим под санкции, и  сколько средств может быть под контролем главы РФ, в интервью сайту “Сегодня” рассказал российский финансист Слава Рабинович.

– Американцы обнародовали список из более чем 30 российских компаний и организаций, сотрудничество с которыми может грозить юридическим и физическим лицам санкциями, но интрига с ближним окружением Владимира Путина, которое попадает под санкции, все еще остается. Американцы тянут. Это продуманная тактика? 

– Да, это продуманная тактика. Закон, принятый и подписанный обеими палатами Конгресса, подписанный президентом 2 августа, обязывает американские организации, включая Минюст, Минфин, ФБР, ЦРУ и АНБ, представить Конгрессу доклад о российских олигархах и бизнесменах, которые близки к Путину.

Очевидно, принято решение валить режим Путина. США не могут свалить Путина наверняка, но они могут сделать для этого режима невыносимые условия, попробовать взорвать режим изнутри. Когда санкции потенциально нацелены на ближний круг, мы можем предполагать, что преследуется условный сценарий под названием “табакерка и шарфик”. Чтобы путинские приближенные сами покончили с Путиным, а режим каким-то образом преобразовался. Это нанесение максимального ущерба именно им, людям, которые всю жизнь грабили Россию и выводили капиталы заграницу. “Работали” они вахтенным методом, тут “зарабатывали”, а там жили. Это все для них заканчивается.

Тактику американцев можно описать выражением, которое используется в финансах и юриспруденции – open-ended. То есть что-то, что не имеет определенного конца и точной даты окончания. Первым инструментом open-ended санкций был “Акт Магнитского”, который начали использовать и другие страны в качестве мер против путинских бандитов. Я имею ввиду страны Европы и Канаду. “Акт Магнитского” с соответствующим “списком Магнитского” является open-ended в двух осях координат: во-первых, действие этого закона ничем не ограничено по времени, во-вторых, список может увеличиваться до бесконечности. Соответственно, люди, попавшие в этот список, скорее всего, оттуда не выберутся до своей смерти. А те, кто не попал, зная, что у них рыло в пуху, понимают, что над ними висит Дамоклов меч и есть риск оказаться в этом списке. Это сильно раздражает путинское окружение.

В законе, подписанном 2 августа, дается 180 дней отведенных различным службам. Срок истекает 2 февраля, это дедлайн, когда должен быть  представлен доклад по ближнему окружению Путина. Но не забывайте, что там написано в течение 180 дней, но не говорится, что это должно быть ровно на 180-й день, все может произойти и раньше.

– Кто может попасть в это список?

– Сегодня никто не знает, кто попадает в этот список, и какие меры могут быть приняты в отношении людей в этом списке. То ли это автоматические персональные санкции, то ли не автоматические. Какой набор санкций? Как в “Акте Магнитского” или нет? Будут ли замораживаться активы и банковские счета?  Насколько длинным будет этот список? Мои источники говорят, что среди потенциальных кандидатов сейчас реальная паника. Некоторые люди по обе стороны океана бросаются даже цифрой в 400 человек. Много. Это то, что я предлагал еще в 2014 году, что нужно было вводить персональные санкции против путинских бандитов по 100 человек в месяц, если РФ будет продолжать агрессию против Украины. Если по сто в месяц, через год у вас больше тысячи в этих списках, если двести – больше двух тысяч. Теперь очень вероятно, что будет несколько сотен человек. Никто не знает, кто именно, поэтому все очень сильно боятся.

Почему это много? Потому что с Тимченко, Ковальчуком, братьями Ротенбергами и еще каким-то количеством людей Путин мог “рассчитаться”. Мол, не волнуйтесь, “компенсирую”.

– Как?

– Во-первых, еще в более интенсивном режиме начал давать им господряды. У Ротенбергов общая сумма господрядов в 1 трлн рублей. Это по подсчетам Алексея Навального.

Второго рода компенсация – контрсанкции. Главными бенефициариями контрсанкций были и есть люди из ближнего круга Путина, которые выиграли от пресловутого импортозамещения. Пресловутого, потому что в условиях отсутствия конкуренции потребитель получает продукты более плохого качества по более высокой цене. То есть, по логике противоположной капитализму  и открытому обществу. Но по логике обогащения санкционированных друзей Путина.

Третий вид компенсаций – мегациничный проект закона (конечно же, ставший законом), спущенный в Думу, который предполагает освобождение от налогов людей, попавших под санкции и имевших налоговую резиденцию вне России. Они раньше проводили больше 180 дней в году в своих юрисдикциях, где у них второе гражданство или вид на жительство, а  теперь они “приплыли” с точки зрения возможности жить вне РФ. Теперь они живут в России, но их тут освобождают от налогов. Причем им даже возвращают налоги за все предыдущие годы, начиная с 2014 года. Циничный способ грабежа российского бюджета конкретно в пользу путинских дружков.

Но компенсации для 400 человек – это уже критическая масса. То, что делают американцы – набирают массу удавки.

– Нам сложно представить американскую компанию, которой будет де-факто управлять Трамп, говорить, что вот тут вы покупаете важные активы, а тут – нет, а вам за это кредит из какого-то российского госбанка. В связи с этим у меня вопрос о том, как нам в Украине относиться к российскому бизнесу в нынешних условиях?    

Только на основе репутации. Соответственно, если в Украину заходит американская компания, так как вы это описываете, то репутация географии происхождения одна, если заходит из Сербии – репутация может быть другой, из Китая – третья, Швейцарии – ближе к США.  И есть репутация компаний из РФ.  Например, есть компании “Лаборатория Касперского”, “Яндекс”, Mail.ru. Есть компании, связанные с Михаилом Фридманом, а есть компании, связанные с Константином Малофеевым. На основе понимания компаний и их собственников вы может только оценить репутации тех,  с кем вы имеете дело.

Например, есть условный Слава Рабинович, у которого есть российское и американское гражданство. Основное место жительство у меня – Россия. У меня своя репутация. И есть, например,  Леонид Блаватник, партнер Михаила Фридмана и Виктора Вексельберга. У Блаватника своя репутация. И есть еще много бизнесменов, которые имеют свою репутацию.

Ну и, конечно, все инструменты due diligence – проверок компании, связей и всего прочего.

– Как оценить капитал Путина? Мы понимаем, что он управляет РФ, и тут называют разные цифры, говорят даже о $200 млрд. На ваш взгляд, сколько денег под контролем Владимира Путина?

– Оценивая, как вы говорите, капитал Путина, нужно считать не только деньги на счетах, а стоимость всех активов, включая деньги. Начнем с “Сургутнефтегаза”. Это то, что я знаю давно, это один из основных путинских “кошельков”. Он там выступает теневым акционером, где скоплено $30 млрд на счетах. Там подушка ликвидности превышает всю капитализацию компании. “Сургутнефтегаз” прекратил раскрывать свои финансовые результаты очень много лет назад. Нет международной отчетности. Компания не раскрывает свою акционерную структуру, которая чрезвычайно “мутная”, “Сургутнефтегаз” как бы сама владеет собой. Есть подозрения, что ею через эту схему владеет мажоритарный собственник  –  Путин, соответственно он и распоряжается денежными средствами.

Второе: рэкет в сегменте крупного бизнеса. Тут назвать лимиты его богатств сложно. Ну, например, все, что началось после посадки Михаила Ходорковского и разгрома “Юкоса”. Где-то с 2003 года Путин начал требовать от бизнесменов огромных откупных в качестве акций. На свое имя он ничего не записывал, деньги сам не брал, потому что Путин не любит оставлять такие следы. При этом он остается теневым акционером. Потому что звучали цифры в $200 млрд и даже $250 млрд. Я могу себе представить, что эти цифры – правда.

– Есть прокси-войны, а тут прокси-акционер …

– Ну и не надо забывать про прокси-кошельки. Это все, что связано с “Банком Россия”, который под санкциями, все, что связано с Юрием Ковальчуком, который его главный банкир. Говорят, что это тоже путинский “кошелек”. Не будем забывать Millhouse  Романа Абрамовича. Это еще с тех времен, когда Абрамович продал “Сибнефть” “Газпрому”, теперь это “Газпромнефть”. Сделка была в $13 млрд. Какая там доля Путина? Не знаю. Это все было одновременно с “кидком” Бориса Березовского. Транзакция была сделана так, что прокси-владение Березовским компании аннулировалось. Вполне возможно, что вместо Березовского все это к своим рукам прибрал Путин. Плюс откат. “Газпром” заплатил $13 млрд, сколько из этих денег Абрамович откатил Путину за разрешения –  неизвестно. Я тут ничего не утверждаю, но думаю, что все эти мысли вслух недалеки от истины. Возможно, истина  более крутая, чем я предполагаю. Но вот вскроется ли все это, не знаю.

Источник: Сегодня.ua

Комментарии

Комментарии