Слава Рабинович – о ситуации в экономике: «в России случилась катастрофа»

Вчера главными темами недели в России стали сразу несколько новостей, так или иначе касающихся экономической ситуации в нашей стране. Первое – готовность британского парламента расширить санкции и запретить покупку российских ОФЗ. Второе – повышение стоимости нефти и стабильно низкий курс рубля на этом фоне, а также третье – информация о запуске Центробанком новой волны санации банков. Свою точку зрения на три главных новости недели высказал финансист Слава Рабинович. Он представил собственное видение ситуации, сложившейся вокруг России в мире, а также объяснил, что сейчас происходит с экономикой государства, и каковы у нее перспективы.

– Слава, как Вы можете прокомментировать заявление британского парламента о намерении Великобритании запретить покупки российских ОФЗ? К чему это приведет?

– Во-первых, это относительно ожидаемая рынком ситуация, которая складывалась из предыдущих ожиданий развития санкционной политики именно таким образом, из-за действий российского правительства, оказывающего помощь в избегании санкций российскими подсанкционными компаниями как в банковской сфере, так и в небанковской.  Как вы знаете, большое количество компаний в России теперь стали так называемыми государственными, или с мажоритарным государственным участием как минимум. Это такие компании, как «Газпром», «Роснефть», «Сбербанк», ВТБ (и исчезли частные компании «Сибнефть», «ТНК-ВР», «Башнефть», «Тройка Диалог», и так далее, поглощённые этими государственными бегемотами). Большое количество этих компаний находится под санкциями, они не могут заимствовать на рынках долгового капитала в определенных сегментах инструментов. Они не могут продавать иностранным инвесторам, например, собственные облигации со сроками погашения дольше, чем определенное количество дней, и это сильно ограничивает финансирование российских компаний, и российских банков в частности. Что делает российское правительство? Оно занимается государственным заимствованием, в том числе и при помощи ОФЗ, и дальше через недра своих учреждений как будто отмывает эти деньги, а затем перенаправляет денежные потоки на финансирование тех компаний, которые находятся под санкциями. После всех этих замечательных инициатив, которые вы видели в законодательной области, с законопроектами, и уже даже принятыми в третьем чтении двумя законами, а также со зреющим законопроектом о наказании людей, которые эти санкции соблюдают… Юридическая чепуха, которая проходила в российской «Госду@е» – это все подливает масла в огонь для законодателей за рубежом, которые смотрят на все это в немом изумлении и видят то, что западные санкции, которые, с одной стороны, призваны ограничивать путинские квазигосударственные компании в их участии на рынках международного капитала, пока не приносят никакого результата. Вместо этого российское правительство занимается перекладыванием денег из одного кармана в другой вот именно таким образом, беря эти деньги на Западе. Поскольку государственный долг России не находится под санкциями, и Россия, как суверенное государство, может заимствовать, то путинская ОПГ, правительство, Центробанк и Минфин действуют таким образом, прекрасно понимая, что на самом деле их действия являются техническим нарушением санкционного режима. Путин, можно сказать, доиграется, и уже фактически доигрался, потому что невозможность заимствования через ОФЗ для международных инвесторов – это чрезвычайно серьезный удар по рублю. Если прекратится так называемый керри-трейд: история, когда международные инвесторы заимствуют на Западе по очень низким ставкам в долларах, евро, в фунтах или швейцарских франках, переводят это в рубли и потом покупают на эти рубли ОФЗ. Затем – получение высокой рублевой процентной доходности в этих инструментах ОФЗ и потом – или реинвестирование в следующие транши ОФЗ, или инвестирование до погашения, определенного ОФЗ и репатриация этих прибылей назад, то есть продажа рублей и покупка валюты, репатриация этой прибыли. Как только начинается игра в одни ворота, как только все начинают выходить из ОФЗ и конвертировать рубли, полученные за продажу этих ОФЗ, назад в валюту, то возникнет паника, которая окажет давление на рубль. Поэтому, конечно же, запрет на инвестирование в ОФЗ – это, я думаю, коснется десятков миллиардов долларов в эквиваленте ухода иностранных инвесторов, причем, ухода вынужденного и значительного.

– Слава, но ведь пока только Великобритания заявила о намерениях запретить своим резидентам участвовать в ОФЗ. Видимо, Америка, все-таки, играет бОльшую роль в этой ситуации?

– То же самое, такие же вопросы были в 2014-м году, когда появились первые санкции, введенные за аннексию Крыма. Говорили: нам не страшны эти санкции, потому что они такие «беззубые». Я тогда говорил: «Нет, всю страну накроет токсичность». Потом ввели новые санкции – за войну на Донбассе и за сбитый «Боинг». Говорили: «Ну, это тоже не так сильно, потому что это не затрагивает такие-то компании». На самом деле уже тогда было понятно, что токсичностью накрывает всю страну. Риск введения все новых и новых санкций, риск того, что какие-то инвесторы окажутся посередине какой-либо транзакции, сделки, очень высок. Ведь на самом деле сегодня санкций нет, а завтра они есть, и таким образом инвестор вместе со своим капиталом пойман, как говорят на финансовом рынке, «со спущенными штанами». Никто из подавляющего большинства иностранных инвесторов такой участи не хочет. Это, во-первых. Во-вторых, не забывайте: что бы кто ни говорил о Лондоне, он является второй по величине финансовой столицей мира после Нью-Йорка. Кроме того, что сам Лондон является таким существенным финансовым центром, не надо забывать о том, что британские инвесторы – это большое количество юрисдикций. Это и все юрисдикции, подчиняющиеся британской короне, и оффшорные британские юрисдикции, такие как Каймановы острова, Джерси, Нормандские острова. Плюс еще, я уверен, запрет коснется не только учреждений, но и британских граждан, а в этом отношении можно, наверное, вспомнить большие финансовые институты, которые находятся, например, в Гонконге. И хотя Гонконг уже давно не арендуется британской Короной, тем не менее, он является одним из крупнейших в мире финансовых центров. По историческому наследию там находится множество финансовых компаний, в которых работают британские граждане. Если менеджер, управляющий какого-нибудь большого пенсионного фонда, например, – британский гражданин, при том даже, что фонд азиатский, все это накрывается «медным тазом».

Вот вам такой замечательный пример. Я сам являюсь гражданином США. Я знаю лично многих людей из российского списка Forbes. Со многими из них я имел дело, общаюсь, но я сам не могу больше иметь дела ни с Виктором Вексельбергом, ни с Олегом Дерипаской, ни с «Русалом», ни с «Реновой». Я не могу даже встречаться с ними для обсуждения каких-то бизнес-вопросов. То есть санкционирование на ведение бизнеса определенного класса учреждений и граждан – это очень серьезная вещь.

Плюс еще не забывайте, что сама Великобритания – это такой кластер международного финансового капитала, который есть и у хедж-фондов, и у паевых фондов. Великобритания – один из главных мировых центров пенсионных фондов, это колоссальные деньги. Она также является «домом», местом штаб-квартир таких банков, как HSBC, Barclays и так далее.

Ну и вообще само по себе это делает Россию страной-изгоем еще больше, потому что санкции против суверенного долга определенного государства – это очень редкие вещи, которые вводились против Ирана, КНДР, Судана, Ливии, Йемена… В общем, такая замечательная компания для России… И один из последних пунктов моего рассуждения – это, наверное, то, что касается Соединенных Штатов Америки и их способности инвестировать в ОФЗ капитал из США. Мне очень слабо верится, что американские инвесторы с большим аппетитом продолжат покупать ОФЗ, даже если им это не будет запрещено санкциями. Дело в том, что там тоже полно британских граждан, которые работают в фондах, и там есть немалое количество крупных международных банков, которые работают в том числе и на территории Великобритании. Они наверняка тоже будут затронуты запретами Британии. Вообще мне кажется, что американский Минфин может тоже очень легко последовать примеру Великобритании в данном отношении и упростить эту дилемму.

– Слава, как сыграет курс рубля в этой ситуации?

– Сложно сказать, какие факторы перевесят в краткосрочной перспективе, – те, которые толкают рубль вверх, или те, которые толкают его вниз. Совершенно очевидно, что рубль находится на очень низкой отметке по всем историческим показателям, потому что при любом соотношении рубля к доллару и при любой цене нефти в долларах легко можно вычислить, перемножив одно на другое, сколько стоит бочка нефти в рублях. Вот при таком курсе рубля у бочки нефти достаточно аномальная, по историческим меркам, цена. Эта бочка нефти в рублях должна стоить на много-много процентов ниже, рубль должен был быть на 50-ти, 45-ти.

– А с чем это связано? Некоторые даже говорят, что рубль чуть ли не отвязался от стоимости нефти. Почему?

– Он практически отвязался от стоимости нефти потому, что мы имеем дело с беспрецедентным давлением мирового сообщества на Россию, причём за дело. И если бы нефть не была сейчас такой дорогой, мы могли бы предполагать, что рубль был бы на уровне сотни за доллар. У рубля, как у любой петровалюты, есть привязка к доллару, но при этом не прямо пропорциональная, не линейная, потому что каждую петровалюту толкают вверх или вниз дополнительные факторы. Я вам могу назвать один дополнительный фактор, который толкнет рубль очень сильно вниз по отношению к доллару – к 200 рублям за доллар. Условно говоря, если условные российские танки окажутся в условном Будапеште, то рублю не поможет высокая цена на нефть. Поэтому рубль есть там, где он есть, подтверждая эту аномалию по историческим меркам. Это говорит только о том, что в России случилась катастрофа. При той цене нефти, которая есть сейчас, эта петровалюта (рубль) должна стоить гораздо дороже. То есть катастрофа уже настала, потому что, если не завтра, так послезавтра нефть будет стоить 40 долларов за баррель, я даже боюсь представить, где будет рубль.

– Слава, скажем, в 2006-м году при сегодняшней цене нефти доллар стоил 26 рублей. Получается, что та разница в 35 рублей – это чисто внешние факторы давления на Россию?

— Давление на Россию это один из факторов. Какое-то множественное число факторов давления на Россию извне, совершенно справедливое давление. Не забывайте, что слабая национальная валюта является ещё и функцией убийства национальной экономики или в нашем случае – самоубийства. Также у нас слабая нацвалюта является функцией превращения демократии в фашизм, капитализма – в бандитский неофеодализм. Но кроме того, могу  вам могу назвать еще целую кучу факторов, не имеющих отношения к нефти, которые толкают рубль вниз. Путин, конечно, здесь многое натворил, далеко зашел, но, наверное, еще не до конца. Можно многое предположить в теории, что следовало было бы сделать для уничтожения рубля, экономики и всего остального. Например, прежде чем построить этот мост через Керченский пролив, все-таки попытаться пробить наземный коридор в Крым через Мариуполь путем танков, пехоты, артиллерии, авиации. И еще к тому же сказать, что мы также привели наши ядерные силы в боевую готовность. На всякий случай. Наземный коридор через Мариуполь из России гораздо удобнее и гораздо короче, чем в объезд по крымскому мосту. Вот начали вы создавать наземный коридор через Мариуполь – и рубль на долгое время перестал быть расчетной единицей, во всяком случае в международной торговле точно. Фактически Путин прошел большой путь, но еще есть куда идти в этом направлении, поэтому могу проконсультировать его в том, как окончательно уничтожить рубль.

– Простите, что все об одном и том же, но каков Ваш прогноз по рублю до конца года?

– В тех условиях, которые сложились сейчас, я прогнозы по рублю до конца года делать не очень хочу и даже не могу. Я делал прогноз по рублю в 2005-м году не только публично, в том числе прессе, журналистам, говоря, что рубль будет сильнее, аргументируя свою точку зрения. Это все задокументировано, об этом писали в моих интервью в «Коммерсанте», «Ведомостях», в журнале Forbes –все это можно найти. Но тогда это было основано на моих представлениях о том, что Россия, хоть и криво, но движется в правильном направлении, что все это зигзагообразно, но направление правильное. Я не подвергал сомнению, что некая развивающаяся демократия будет развиваться все больше. Я предполагал, что развивающийся капитализм будет беспорядочным образом продолжать строиться, но я не предполагал, что все это закончится фашизмом и бандитским неофеодализмом. Мои прогнозы на тот момент имели под собой фундаментальную основу, и я под эти прогнозы не только балаболил языком, раздавая интервью, но я и положил под это реальный, существенный инвестиционный капитал своего хедж-фонда, капитал, который на тот момент, в 2007-м году, составлял более ста миллионов долларов. В этом фонде были определенные позиции на укрепление рубля. У нас были форвардные контракты, которые делали ставку на укрепление рубля, и он действительно укреплялся, и мы действительно заработали там деньги. Мы имели эти инструменты вплоть до первой половины 2008-го года. Мы делали ставку на дорогую нефть, которая на самом деле тоже с 40-50-ти долларов дошла до 147-ми долларов за баррель в мае 2008-го года. Рубль тогда чрезвычайно укрепился. Но это все можно было анализировать с точки зрения какой-то фундаментальной оценки. То есть это не было тыканьем пальцем в небо – это были факторы фундаментальные. Здесь же и сейчас я могу разрушить рубль, будучи злодеем Путиным, за одну ночь, как это он фактически и делает.

– Сейчас на биржах наблюдается ралли по форвардам. Говорят, что нефть может чуть ли не до 100 долларов подскочить? Поможет это экономике России?

– Экономике России уже ничего не поможет, по крайней мере при Путине.

Потому что экономика основывается на долгосрочных механизмах развития. Благосостояние людей измеряется такими факторами, как процентный рост ВВП, как доход на душу населения и его рост, как рост располагаемых доходов. Ничто это в России в долгосрочной перспективе на устойчивой основе при том механизме, который построен сейчас, при бандитском неофеодализме, фактически невозможно. Это может в

какой-то мере помочь бюджету России. В том смысле, что можно будет достичь каких-то краткосрочных целей, например, уменьшить дефицит бюджета. Экономического роста это не обеспечит. Также «лишние» деньги, которые пришли от высоких цен на нефть, можно потратить на набивание карманов Ротенбергов или Тимченко для того, чтобы зарыть лишний километр труб в землю в коррупционных проектах. Можно попытаться еще раз коррумпировать такие организации, как ФИФА или Международный Олимпийский комитет, еще раз провести олимпиаду или каким-то образом реализовать новые гигантские проекты, в которых утопить миллиарды, десятки миллиардов долларов. Может быть, можно построить хотя бы единственную высокоскоростную автостраду между какими-либо двумя городами России, потому что ни один город у нас в стране не связан высокоскоростной магистралью, но, естественно, сделать это, набив карман Тимченко и Ротенберга. Эта дорога будет стоить, я уверен, в десять раз дороже, чем аналогичные дороги в других странах, точно так же, как Крымский мост, на который было потрачено 4 млрд. долларов. Только ленивый не привел еще цифр эквивалента в мире по таким сооружениям и не сказал, что бывает за такие деньги. Вот это все «нефтяное», что оказалось неожиданно выше прогнозов, – все это будет прекрасно украдено путинской ОПГ тем или иным образом. Тем не менее, надо заметить, что все это делает режим путинской ОПГ более устойчивым, потому что ситуацию «денег нет, но вы держитесь» можно смягчить какими-нибудь нефтедолларами, которые будут падать с неба так, как они падали когда-то. Ну и напоследок хочу напомнить, что долгосрочный экономический рост даже при  таких ценах на нефть невозможен, и покажу это на простом примере. Когда Путин, Медведев и их ОПГ решили нарушить Конституцию и сделать обратную рокировку, о чем они объявили 24 сентября 2011-го года, – это было не только нарушение Конституции, это был государственный переворот, силовой захват власти. Но при этом российские инвесторы голосовали ногами. И со второй половины 2011-го года, в 2012-м начался серьезный отток капитала. Люди понимали, что если президент страны нарушает Конституцию, то никакие другие права, в том числе и права инвесторов, права на частную собственность не могут быть защищены. Соответственно, к 2013-му году экономический рост в России, который наметился в 2010-2011-х годах, практически полностью прекратился.

Я хочу, чтобы все ваши читатели понимали простые цифры: в 2013-м году цена на нефть была 110 долларов за баррель. Рост ВВП США в тот момент был 4 процента годовых. За 2013-й год американская экономика выросла на 4 процента. Российская экономика выросла на 1,3 процента при цене нефти в 110 долларов за баррель. То есть российская экономика росла в три раза медленнее, чем американская, при такой высокой цене на нефть. Я уже тогда говорил, что построенная в России экономическая модель не работает, и работать не будет. Потому что Путин нарушил Конституцию, вернулся на свой третий, а де-факто – четвертый срок, и в России капитализм был подвергнут ревизии в пользу построения бандитского неофеодализма. С экономикой и с этими цифрами не поспоришь ни коим образом. Путин, правда, пытался это делать, он пытался объяснять вот эти цифры в 1,3 процента с отрицательной динамикой. Что такое отрицательная динамика? Это значит, что такой «экономический рост» в рамках статистической погрешности в 1,3% мало чем отличается от ноля в современном мире. Это, во-первых. Во-вторых, показатели экономического роста, то есть изменение ВВП от квартала к кварталу, говорили о том, что динамика отрицательная. Рост грозил превратиться в ноль и перейти в отрицательную величину, в экономическую рецессию. А как мог Путин объяснить народу то, что Россия свалилась в еще одну рецессию – во вторую за последние 4 года, при такой высокой цене на нефть? Она была в рецессии в 2009-м году. Весь мир вышел из рецессии и растет, а экономика в России в 2013-м падает снова. На уровне цены на нефть в 110 долларов за баррель – каким образом рецессия? Так вот он (Путин – ред.) начал объяснять что-то типа «Вы же знаете, что экономика в мире «припала», вот и мы «припали» немного». Это сказал Путин – кандидат экономических наук с украденной диссертацией. Это все ложь. Экономика мировая никуда тогда не падала, Америка росла на 4 процента в год, конъюнктура мировых цен на энергоресурсы была очень хорошей, цена нефти была 110 долларов за баррель, цены на алюминий, сталь, медь, уголь, газ, на что угодно – они все были на подъеме, на восходящем тренде, который начался в 2009-м году. Путин лгал. Ложь по поводу того, что «все «припали», вот и мы «припали»», конечно, была не очень убедительной для многих, поэтому ему надо было сделать что-то, что поднимет его рейтинг, который на тот момент, в 2013-м году, точно так же падал, как камень. Тогда он решил схватить шахматную доску руками и ударить весь мир этой доской по голове с «Крымнашем». Вот и вся история.

Беседовал Федор Клименко

Новости партнёров

Комментарии

Комментарии

Похожие материалы из этой рубрики