RSS

Сплотиться вокруг вождя

  • Автор:

Дмитрий Орешкин о президентских выборах: что будет делать Навальный, какие подвиги ждать от Путина и как ему помогут победить партийные пенсионеры и Ксения Собчак.

Заявление Владимира Путина о намерении идти на четвертый срок не стало сюрпризом, но внесло определенную ясность в картину предстоящих в 2018 году выборов президента, уже названных самыми скучными в постсоветской истории России. Тем не менее, многие обстоятельства сохраняют интригу. Как в нынешних непростых условиях построит свою кампанию Путин? Насколько далеко готова пойти Собчак и сколько она может собрать голосов? Что делать Навальному? Что ждать от «системных оппозионеров»? Обо всем этом Русский Монитор побеседовал с политологом Дмитрием Орешкиным.

Существует ли вероятность того, что Владимир Путин пойдет на выборы как кандидат от «Единой России», или сценарий Путина-самовыдвиженца можно считать уже окончательно принятым?

Выдвигаться от «Единой России» Путину было бы контрпродуктивно – в Кремле ведь все-таки разумные люди сидят. Если вспоминать парламентские выборы 2016 года, то на них от списочного состава избирателей (именно от списочного, а не от тех, кто пришел на участки) в Петербурге за «Единую Россию» проголосовали 12,96% избирателей, в Москве 13,3%, в Новосибирской области тоже 13,3%. Весь позитивный для «Единой России» результат был достигнут в «электоральных султанатах»: в Чечне (91,4% от списочного состава избирателей), в Дагестане (около 80% от списочного состава) и так далее. Это значит, что там очень высокая явка и очень высокая монолитность. Понятно, что это все «нарисовано», но тем не менее.

Сейчас «Единая Россия» – символ и объект массового раздражения. Общественное мнение старается не трогать Путина, потому что больно было бы признаться самим себе в том, что он не очень хороший президент: это значит признаться самому себе в том, что ты 15 лет был идиотом, а никто не хочет себя считать идиотом. Поэтому общественное мнение старается избегать такой оценки Путина, по крайней мере, пока. Общественное мнение скорее пока сомневается, колеблется. А вот с «Единой Россией» общественное мнение точно определилось: для него это «партия жуликов и воров», это «партия губернаторов», это «партия олигархов», это «партия либералов», в общем «дрянь-люди». И Путину точно нет никакого интереса от нее выдвигаться.

Также этап сбора подписей (а Путину как самовыдвиженцу нужно будет собирать подписи) – это еще один драматургический повод напомнить о «важности и судьбоносности» этих выборов, о необходимости прийти голосовать, то есть это еще один способ «согреть» предвыборную кампанию.

Так что совсем уж грубых ошибок делать не будут. Путин пойдет как «индивидуал». Поездит по замечательным просторам нашей родины, побывает в передовых колхозах.

Существуют ли какие-то негативные, потенциально опасные для Путина моменты на этих выборах?

Путин у нас традиционно отвечает за все хорошее и не отвечает за все плохое. Он отвечает за возврат к советским ценностям – люди опять начали чувствовать себя уютно, потому что их опять «поднимают с колен», у нас опять появился глобальный враг, нам опять нужно объединиться, опять эта милитаристская риторика.  Это все хорошо работает, потому что напоминает среднему и старшему поколению прошлое. И в этом смысле у Путина все нормально.

А за экономику в глазах людей он не отвечает. За экономику в глазах людей отвечают Медведев, олигархи, воры, «Единая Россия», губернаторы – кто угодно, но не Путин. Путин защищает нас от США, защищает русский мир, поднимает нас с колен.

Но основная проблема для Путина в том, что за последние два-три месяца обозначилась хоть и не драматическая, но устойчивая тенденция к снижению его популярности. Это началось на полгода раньше, чем планировалось. «КрымНаш» уже забыт, он уже душу не греет. Других позитивных подвигов за последнее время Путин не совершил. Он объявил о выводе войск из Сирии, но непонятно, это победа или поражение. Войска вывел, но если потом опять кого-нибудь из наших убьют, то окажется, что он их не совсем вывел. В общем, Сирия – это не совсем подвиг. А ему бы надо совершить перед выборами подвиг. Он всегда подвиги ведь совершал – в Чечне, на Украине. Сейчас пока подвига не просматривается.

Путин, естественно, будет говорить о социальных проблемах. При этом он должен будет объяснить, почему не выполнены его обещания 2012 года. Наверное, «подвигом» Путина будет то, что он будет «карать коррупционеров» – потому что военного подвига ему уже негде совершать. Белоруссию присоединить он не сможет, на Украине начать новую военную кампанию он не сможет – слишком большие риски. Он потеряет чемпионат мира по футболу и вообще остатки престижа. И поскольку внешнего подвига не просматривается, нужно делать внутренние подвиги. Обнаружить «врачей-убийц», «отравителей», еще что-нибудь такое. Посадить условного «Чубайса». Наверное, это в целом позитивно было бы воспринято, но вряд ли привело бы к слишком уж сильному скачку популярности.

Так что путь в этой предвыборной кампании будет инерционным, и никаким другим он быть не может. И в этом опасность – и в Кремле это тоже прекрасно понимают. Ведь враги не дремлют и именно в феврале-марте будут наносить основные удары. Будут публикации американскими государственными структурами списков коррупционеров, формирование нового витка санкций и так далее – чтобы доставить Владимиру Владимировичу «дополнительное удовольствие».

Экономического роста у нас нет и не просматривается, значит остается только создание образа врага, призывы к сплочению вокруг вождя – «иначе нас растопчут». Мы должны как никогда стойко «пережить временные трудности», связанные с «саботажем» или еще чем-то. То есть, абсолютный совок. И с определенной стороны это добавляет популярности, потому что совок у тех людей, которые там не жили или жили давно, мифологизировался.

Фактор Ксении Собчак как участницы выборов делает для Кремля предвыборную кампанию более комфортной или все же это фактор каких-то непрогнозируемых рисков?

Ксения Собчак – это очень уместный игрок. В значительной степени она заняла электоральную нишу Навального, она озвучивает претензии к власти Навального, точнее, его электората. Ей позволяют вести избирательную кампанию, и она ведет ее весьма успешно – она появляется на телевидении, она привлекает к себе внимание. Поэтому она будет реальным игроком с точки зрения подсчета голосов.

Но в отличие от Навального она всерьез президентом быть не собирается – во всяком случае, в этом цикле. Навальный со звериной серьезностью хочет быть президентом. Он – единственный из игроков (включая Путина), который хочет быть президентов. Даже Путин уже не очень хочет быть президентом, но ему уходить нельзя, да и привык, конечно. А Навальный хочет.

Ксения Собчак очень хорошо понимает правила игры. Поэтому когда (и если) она вдруг слишком удачно раскрутится и наберет слишком много голосов, то ее немножко поправят – и она не будет скандалить. Навальный стал бы скандалить, если бы у него украли голоса. А Михаил Прохоров в свое время не стал скандалить. Он в 2012 году на президентских выборах набрал порядка 15-17% по стране в целом, а ему «дали» меньше 10%. Поскольку за Прохоровым был бизнес и различные финансовые интересы, то он, естественно, не мог ссориться с властью. И он это проглотил. И Ксения тоже проглотит, потому что вступает в эту выборную историю не для победы, а для того, чтобы «разогреться» и посмотреть, как получится. Если хорошо получится, то она будет всерьез претендовать на власть в 2024 году, потому что молодая.

Предположим, что на выборах 2018 года Собчак, если успешно проведет компанию,  наберет к примеру 15-20% голосов. Это не исключено, потому что при всем ее антирейтинге, у нее и рейтинг есть. Антирейтинг – 65%, а остальные 35% где? Из этих 35%, которые в принципе не против нее, она вполне может собрать 15-20%. А это уже многовато. И Собчак не опасна Кремлю именно потому, что если будет многовато, ее поправят.

А так, конечно, Ксения может развенчивать, клеймить, говорить правильные слова, обозначать проблемы и даже предлагать правильные решения. И моя любимая либеральная публика (к которой я тоже принадлежу) почешет-почешет задней ногой за ухом, пойдет и проголосует. Как минимум, 10% у нее будет, я думаю.

Почему в качестве кандидата на этих выборах Кремлем допущен очень возрастной и порядком надоевший даже левому электорату Геннадий Зюганов? Почему бы не придумать какого-нибудь молодого яркого комсомольца и не двинуть его – ведь это тоже оживило бы кампанию и, возможно, повысило бы явку?

Есть задача, чтобы Путин уже в первом туре набрал свыше 60% голосов. Жириновский традиционно собирает от 7 до 12%. Наверное, он и сейчас столько соберет, несмотря на то, что состарился. Старый конь борозды не испортит. У коммунистов тоже есть 10-12%. Плюс непонятная Собчак, которая может набрать и 10, а может и 15%. Плюс те, кто испортит бюллетени – еще примерно 3-4%. Плюс какие-то жалкие проценты соберут Сергей Миронов и Григорий Явлинский. Вот так, с миру по нитке, набежит свыше 50%. А если 50% набегает у всех, кто условно говоря, «не Путин», то у Путина нет 50% голосов. И этого допустить нельзя. Поэтому есть очень хороший дедушка Зюганов, который выше 10% не прыгнет. Ну, максимум 12%. Ему это все нравится. Он партийный лидер, его уважают. С молодым лидером КПРФ в полтора-два раза больше голосов бы набрала, но Кремлю это не надо. Пусть КПРФ в выборах участвует, но слишком высоко не прыгает.

Тоже самое и с Явлинским. Понятно, что он больше 5% не наберет. Понятно, что он наберет меньше Ксении Собчак. Понятно, что это человек вчерашнего и даже позавчерашнего дня – он и сам постоянно говорит про 90-е годы, когда его «обманули», не приняли его «программу 500 дней». Наверное, находятся люди, которые в это верят. Но конечно, если бы «Яблоко» выдвинуло какого-то нового человека – Льва Шлосберга или Дмитрия Гудкова, то это смотрелось бы свежее и, наверное, дало бы голосов.

Зюганов не хочет уходить с партийного поста. И Явлинский не хочет уходить с поста фактического лидера «яблочников». И Жириновский не хочет уходить. Да ему и нельзя уходить, потому что без него и партия ЛДПР – уже не партия.

И это, кстати, очень интересно. Вот мы требуем демократизации, обновления. А что партии-то? Почему они заморозились в том же состоянии, в котором были сформированы в 90-е годы? Потому что это в миниатюре точно такие же корпоративные структуры, какая у Путина в России в целом. Есть лидер, почему он должен уступать кому-то? Он же хорошо справляется – во всяком случае, он сам так считает.

И Зюганов считает, что хорошо справляется, и Явлинский считает, что хорошо справляется. И это очень устраивает кремлевских администраторов, потому что во главе с этими пенсионерами партии очень много голосов не наберут.

А на место лихого, молодого, неуправляемого Навального мы поставим Ксению Анатольевну, и она будет даже лучше. Потому что она тоже красивая, тоже привлекательная, тоже лихая, тоже за словом в карман не лезет – но в критический момент, если у нее будет получаться слишком уж хорошо, старшие товарищи ее поправят.

Алексей Навальный скоро неизбежно упрется в непреодолимую стену Центризбиркома, который откажет ему в регистрации в качестве кандидата. Есть ли у него какие-то хорошие ходы в этой плохой ситуации?

Навальный прекрасно понимает, что его не зарегистрируют. Естественно, он намерен бороться за то, чтобы его зарегистрировали. Сейчас он призывает москвичей выйти https://www.svoboda.org/a/28911969.html 24 декабря на улицы. Посмотрим. Мне кажется, москвичам это немножко надоело. Это трудно объяснить, но также, как москвичам начинает надоедать Путин, также им начинает надоедать и «антипутин», Навальный. Они думают: «Ну вот мы вышли на улицу раз, вышли два, вышли три. Вышли-ушли, вышли-ушли. А что от этого меняется?»

Мне кажется, что в этом смысле кремлевская администрация тоже разумно и правильно рассчитала. Да, есть митинги, каждый раз Навальный встречает сопротивление, каждый раз он вынужден тратить огромное количество сил на преодоление этого сопротивления. Каждый раз кого-то из его сторонников сажают. Тяжело. Когда-нибудь он устанет. Или его сторонники устанут. Или его ближайшее окружение. И эта стратегия маргинализации Навального успешно работает. А теперь еще и Собчак выпустили на арену, которая забрала половину аудитории, которую окучивал Навальный.

Для Алексея Анатольевича это серьезная проблема. Вот он ездил-ездил по регионам. Теперь его не зарегистрируют. Значит, ему придется поднять «народную бучу», которая будет подавлена. Вот сейчас ему не согласуют эту акцию 24 декабря. Они ее все равно устроят. Кого-то опять посадят на нары – не слишком надолго, но на достаточный срок, чтобы другим не захотелось.

Что делать дальше? Я не вижу дальнейших шагов. Наверное, они должны быть. Навальный – креативный игрок. Он должен остаться в центре политического процесса, но пока его немножко вытесняют на периферию. Думаю, этот процесс вытеснения Навального будет продолжаться – это такая стратегическая задача власти.

Навальному, наверное, ничего не останется делать, кроме как призывать к бойкоту выборов. Наверное это неплохо, потому что бойкот в какой-то форме и так сложится. Многие не хотят идти, явка будет низкая. Навальный призовет к снижению, что потом позволит ему сказать, что «мы провели успешную компанию, на 15% понизили явку». И пойди разбирай, из-за Навального она понизилась или по другим причинам.

В любом случае, думаю, что в этом избирательном цикле у Навального ничего не получится. В 2024 году, на следующих выборах – может быть. Но пока он раскрутил свою узнаваемость. Его рейтинг, по разным данным, около 2-3%, но его знают. Его знают, конечно, «с плохой стороны», но это не беда для политика. Хуже, когда его не знают.

Беседовала Елена Боровская

Комментарии

Комментарии