RSS

Утка по-пекински

  • Written by:

В предвыборной риторике и в инаугурационной речи Дональда Трампа «китайский вопрос» был центральной темой его внешнеполитических амбиций. И он, действительно, не заставил долго киснуть в ожиданиях. Не прошло и трех месяцев, как его встреча с председателем Си Цзиньпинем (Си)состоялась. При этом она оказалась неожиданной и форме, и по содержанию, оставив после себя целый шлейф вопросов.

Гостеприимный хозяин

Начнем с того, что китайского гостя Трамп принял по-домашнему – в своем поместье Мар-а-Лаго во Флориде. Такой чести он пока не удостоил никого: ни канадского премьера Джестина Трюдо, ни Ангелу Меркель, ни короля Иордании Абдаллу. Трактуют этот жест по-разному. Одни – как попытку «поговорить по душам», расположив к себе гостя. Другие – как искусственное понижение статуса визита, когда заранее известно, что никаких официальных бумаг подписано не будет. Однако, в любом случае ясно, что на такой формат  вряд ли могли пойти люди, между которыми личные отношения сильно накалены.

И если присмотреться, то встрече этой предшествовала основательная подготовка именно на потепление. Во-первых, войдя в Белый Дом, Трамп заметно смягчил антипекинскую риторику, начисто забыв о своих угрозах ввести в течение первой стодневки против КНР санкции и 45%-ную ввозную торговую пошлину. Перестал обвинять Пекин в манипулировании валютой. И, наконец, в телефонном разговоре с Си заставил себя исправить прежнюю бестактность  шашней с Тайванем – признал политику единого Китая.

Со своей стороны Пекин тоже сделал встречный жест: объявил, что перестанет покупать у Сев. Кореи уголь.

Если же судить по оценкам этой, в сущности, неформальной встречи, то они уж совсем не вяжутся с совсем еще недавним образом боевой конфронтации двух исполинов. По температуре вылитых слов они больше соответствуют общению партнеров, а не глобальных конкурентов. В своем высокопарном стиле Трамп констатировал «огромный прогресс» и установление «выдающиеся отношения». Сообщил, что получил приглашение с ответным визитом. А госсекретарь Рекс Тиллерсон рассказал о проекте целой системе диалога двух стран, которая охватят сферы безопасности, экономики, права и культуры. Особый акцент был сделан на тесные контакты военных и договоренность оповещать друг друга о боевых намерениях.

И это притом, что главный вопрос – пересмотр торгового соглашения с целью разворота баланса в сторону США был отодвинут и отдан на проработку специалистам на 100 дней. Ибо его заслонила другая актуалия – как обуздать Сев. Корею?

Именно этот вопрос оказался главным в посиделках Трампа и Си. Как отмечает Suddeutsche Zaitung, оправдался прогноз Обамы, заявившего, что Пхеньян станет самой актуальной проблемой внешней политики США. И похоже, что Трамп признал это. В своем недавнем интервью Well Streat Journal он, по сути, признал, что готов идти на смягчение своей позиции в экономических распрях с Китаем ради того, чтобы заполучить его в качестве союзника в борьбе с Сев. Кореей. «Это стоит того, чтобы получить не столь хорошее торговое соглашение, как мне бы того хотелось», – заявил он.

Весь вопрос в том, каким может быть этот союз. Пекин, как и Москва, в принципе осуждает ядерные амбиции юного Ким Чен Ы, который успел уже провести ядерных испытании и запусков ракет больше, чем его папаша и дед вместе взятые. Они даже готовы участвовать в антикорейских санкциях. Но как мантру повторяют один и тот- же мотив: только никаких силовых действий. Потому что, как писал по поводу свежего инцидента пекинский официоз на английском Global Times «Предпринять военные действия против Сев. Кореи более рискованно, чем обстрелять базу в Сирии».

И с этим трудно не согласиться. Думаю такого психа, как молодой Ким, побаивается и такой горячий деятель, как Трамп. Поэтому, грозя в случае беспредела со стороны Пхеньяна применением силы, он ищет способы и мягкого воздействия на него. А на это, по мнению Трампа, способен только Китай. И в силу формального политического статуса, и по причине колоссальной экономической зависимости, и в виду географического соседства, когда особенно ощутима разность весовых категорий. Вот и Тиллерсон вторит Трампу:«Китай может стать частью новой стратегии, используя свое влияние для обуздания ядерной программы Сев. Кореи».

Весь вопрос в том, каких конкретных действий ожидает хозяин Белого Дома от китайцев?

Вкус десерта

Одной из самых загадочных и спорных эпизодов встречи, безусловно, было сообщение Трампом своему гостю об обстреле сирийской базы. Она была подана во время ужина на десерт в прямом и переносном смыслах. Сам Трамп в интервью  телеканалу Foх Business расписал ее с поразительной даже для него запальчивостью и неряшливостью. Вот дословный перевод: «Он взял 10-секундную паузу, а потом попросил переводчика повторить. Я подумал, что вряд ли это хороший знак. Но затем он сказал мне: любой, кто использует химическое оружие… Любой! Если оружие использовали против детей, сказал он, – то ок!».

Тут можно, конечно, предположить, что будто бы Си  если не одобрил, то понял эту выходку. Однако, какие она вызвала истинные отзвуки под маской восточной невозмутимости, можно лишь гадать.

Одни считают, что это был задуманный жест с целью показать, кто в доме хозяин. Российский политолог Андрей Островский провел аналогию даже с поведением Трумэна, сообщившего Сталину об испытании атомной бомбы во время Потсдамской конференции. А эксперт Игорь Шатров  развил в связи с этим целую цепочку логических доказательств. Он задался вопросом о странной неэффективности обстрела: из 59 «томагавков» якобы долетели только 23, причем ни один из них не повредил взлетно-посадочную полосу. Чтобы стрелять так «метко», требуется филигранное мастерство, резюмирует Шатров. А такая умышленная профанация нападения возможна только в том случае, если целью ее не было нанесение серьезного урона Асаду и обострение в Москвой, а чисто символический знак. И знак этот предназначался китайскому гостю. Кстати, подобной версии придерживаются и некоторые западные издания, например, die Welt.

Другие наоборот считают, что тот факт, что Трамп счел нужным о нападении на Шайрат сразу же проинформировать Си, говорит о его намерение продемонстрировать доверительный характер отношений и первый пример договоренности оповещать друг друга о боевых операциях на практике.

Думается, что истина где-то посередине. Версия о том, что сама стрельба была спланирована заранее – это перебор от любителей «теории заговора». Тогда надо и газовую атаку приписать американцам. Но то, что подача на десерт этой информации могла быть расценена Си как давление – это не исключено.Параллельно Трамп акцентировал искреннее стремление «действовать сообща». И не получив желаемого ответа , уже вдогонку позвонил своему собеседнику(в понедельник), чтоб объявить, что США вынуждены действовать в одиночку. Последовавший драматический виток напряжения в виде отправки авианосца и подлодки и двух фрегатов с «тамагавками» к берегам Южной Кореи и ультимативная угроза разбомбить северокорейский полигон, если Пхеньян не откажется от намерения сделать «подарок» в виде ядерного исптыания  к 105-летию со дня рождения Ким Ир Сена .

Утка по-пекински

С какими ощущениями и мыслями уехал китайский лидер с флоридского приема – тема для богатого воображения. Официальные отзывы Пекина– это при китайском политическом менталитете   почти всегда утка . Утка-по-пекникски!

Однако, первый раут бесспорно выявил несколько важных моментов. Во-первых, когда предвыборная горячка сменилась прозой управленческих реалий, Трамп понял (или его убедили), что в вопросах экономической конкуренции двух мировых держав рубка – плохой метод. Слишком взаимозависимы ША и Китай. Поэтому в решении таких вопросов, как валютное регулирование, таможенные тормоза на торговлю, инвестиционный договор и т.п. решено было сменить скорость, перейдя на спокойное движение.

Во-первых, у Трампа явно сместились позиции на шкале приоритетов. Как констатирует Frankfurter Allgemeine, теперь он пытается связать валютные и торговые вопросы к Китаю с его поведением в отношение Сев. Кореи. И во время знакомства с Си эксцентричный Трамп мобилизовал все свои актерские способности, чтобы произвести на гостя хорошее впечатление. И одновременно в вежливой манере повторить, по сути, ультиматум: либо используйте свой ресурс влияния на корейцев, либо не мешайте нам действовать своими методами.

В-третьих, Си внятного ответа не дал ( как и Кремль на переговорах с  Тиллерсоном). Но и не сделал резких протестов – кроме дежурного заявления главы МИД Ван о непризнании «военного решения» проблемы. По-видимому, Трамп расценил это как «нейтралитет» и счел руки развязанными. Началась демонстрация силы , развязка которой непредсказуема.

Владимир Скрипов

Комментарии

Комментарии