ПСИХОЛОГИЯ ЗАЛОЖНИЧЕСТВА И ПСИХОЛОГИЯ РАБСТВА – ЭТО ПРИНЦИПИАЛЬНО РАЗНЫЕ ВЕЩИ
Продолжая наш разговор (его начало см. в предыдущем посте от 28 сентября с.г. ), еще раз проясним термины.

Образование – это совокупность знаний, позволяющих критически мыслить, объективно оценивать обстановку, отличать демагогию от реальности.
Казаки не были дюже грамотными, в основной массе – три класса церковно приходской школы, но они были образованны в своей семье, средой обитания в хуторах, станицах и в полках во время службы. И только поэтому, довольно быстро раскусив всю ложность большевистской демагогии, практически поголовно поднялись на борьбу с врагом. Их толкала на эту борьбу не злоба и ненависть, а внутреннее достоинство, противящееся лжи, тирании, подлости, бесчеловечности.

Что мы сейчас чаще всего слышим в выступлениях ряда оппозиционных политиков и просто граждан? – «У людей просыпается достоинство» и они уже «не готовы терпеть беспредел власти и унижения». Не соглашусь с этим, по той простой причине, что это не достоинство просыпается, а злость. Злоба на власть, обнаглевшую до предела и относящуюся пренебрежительно к человеку, злоба на тех, кто, используя свою вседозволенность, уничтожает нашу среду обитания, злость на ложь, на лицемерие, на хамство. Просыпаются эмоции и, руководствуясь ими, люди выплескивают их на улицу. А как любые эмоции – они кратковременны и требуют постоянной подпитки. Как только подпитка прекратилась – эмоции спали и всё вновь затихло.

В отличие от эмоций, внутреннее достоинство человека, воспитывающееся годами, формирует в нем сознание и поведение, которое не скоротечно в своем проявлении, а является каждодневным катализатором его осмысленных поступков, не зависящих ни от вдруг возникших эмоций, ни от необходимости их постоянной подпитки.

Так вот, достоинство человека, являющееся основой его совести и внутренней свободы, может сформировать только образование. Злоба на власть, ненависть к ее поступкам, презрение к ее представителям – всё это скоротечные эмоции, имеющие способность то взлетать вверх, то падать так же стремительно вниз, перебиваемые другими эмоциями, либо возникшими проблемами, а также, что не менее важно, могут быть притушены страхом и манипуляциями.

И чтобы перейти к основной теме сообщения, необходимо еще раз вернуться к бытующему и всё более утверждаемому в обществе убеждению, что, мол, рабский менталитет – это наш рок, и именно он является тормозом нашего развития.

Есть два типа психологии поведения человека, находящегося в несвободе и подчиненного тем, кто эту несвободу ему принес: это заложничество и рабство.

Заложник вынужден подчиняться всем требованиям захватившего его, четко осознавая, что их силы абсолютно не равны и любой его протест будет безжалостно пресечен. Его поведение исходит из здравомыслия.

Раб подчинен угнетающему его, исходя из осознания права второго быть хозяином над собой. Психология раба формируется веками, что влияет и на мировоззрение и на мышление раба, и на его поведенческие стереотипы.
Народы России – это заложники: вначале советской системы, а ныне – существующей. И психология заложничества – это не рабская психология, хотя нахождение в заложниках больше века, безусловно, наложило на сознание и на мировоззрение довольно сильный отпечаток, о которых мы говорили в предыдущем сообщении. И здесь нужна реабилитация, а не поругание и самоуничижение. Реабилитация побывавших в заложниках людей.

Итак, изменение любой тоталитарной системы (имеющей в своем арсенале жесткий репрессивный аппарат и имеющей неограниченные ресурсы для манипулирования сознанием населения) по причинам материального ухудшения жизни людей, либо по социальному упадку их среды обитания – практически не возможно. Возникающие раздражители легко подавляемы, либо переориентированы, либо становятся нормой жизни, переставая быть раздражителями.

Так что же делать? Менять мотивацию, позволяющую поднять активность населения – с материальной, эмоциональной на сознательную.

Осознанная деятельность осуществляется человеком не из-за нахлынувших на него эмоций, не из-за возникающего по той или иной причине раздражителя, а по внутреннему убеждению и уверенности, что так жить дальше нельзя, что дальнейший неизмененный вектор развития нашей страны неизбежно приведет нас к гибели и трагедии. Подобная осознанная деятельность не периодична и не спонтанна, она постоянна и методична, вследствие чего отшлифовывается допущенными ошибками и становится более эффективной в своей результативности.
Но что нужно сделать, чтобы осознанная деятельность появилась в обществе? Или хотя бы в 5-7 % его представителей. Осуществлять ОБРАЗОВАНИЕ, о смысле которого я говорил вначале.

Как это сделать:

1). Кому многое дано – с того многое и спросится. Это евангельское изречение я обращаю к тем, кто благодаря своей эрудиции, талантам, профессиональному мастерству смог реализовать свой творческий потенциал и добиться какого-никакого успеха в бизнесе, заработав больше чем необходимо для нормальной жизни. Часть этих средств направить на создание просветительских центров – либо создавая их самому, либо помогая тем, которые уже созданы.
Эти центры должны быть созданы не только в каждом регионе, но и в каждом районе. Они станут центрами образования, они станут магнитом притяжения здравомыслящих людей, живущих в данной местности, как таким центрами образования и притяжения стали два наших Мемориала.

2). Для тех, кого жизнь не балует, и средств на создание подобных просветительских центров нет, но желание изменить положение в стране существует: станьте подобным центром сами. Сегодня социальные сети имеют огромный набор способов коммуникации людей. По публикациям в них можно довольно быстро найти близких по духу людей в том месте, где вы живете. Заведите вначале страницу сообщества живущих в вашем районе, городе. Наберите в нее ваших потенциальных единомышленников, повстречайтесь у себя дома лично, посмотрите, что возможно сделать, чтобы практически осуществить решение одной из имеющихся проблем в месте вашего жительства, посильную для собравшихся. Начнете делать первые шаги – и вокруг вас постепенно начнут собираться люди. Вы явитесь зачатком новой среды. Постепенно возможно слияние таких ячеек меж собой и как следствие увеличение ресурса для дел более значимых.

Я представляю тут же появившуюся у многих ухмылку, а у некоторых и разочарование – что ожидали что-то дельное, а тут… Понимая это, приведу пример из личного опыта, надеясь рассеять эту ухмылку и разочарование.

1988-90 годы – в стране перестройка, в экономике – полу-коллапс, жилье практически не строится. Я собираю на заводе тех, кто стоит в очереди на жилье и предлагаю начать его строительство собственными силами, в нерабочее время. На строительство выходят целыми семьями, даже полувозрастная детвора помогает родителям в строительстве. Из этой работающей части людей многие перестали пить, прекратились прогулы на работе, появилась взаимовыручка и взаимопомощь. ИЗМЕНИЛАСЬ СРЕДА, характеризующая взаимоотношения и поведение. Люди поверили в свои силы и стали менять свою жизнь. При приеме дома приемная комиссия впервые в своей истории в акте приемки указала уровень выполненных работ и внешнего благоустройства на «отлично».

1990-1993 – мы берем заброшенные на окраине города земли, не подлежащие застройке из-за сложного рельефа и слабых (насыпных) грунтов. И предлагаем всем желающим нашим работникам построить на них частные дома – для себя. Денег на строительство нет. Но есть задумка. На данном участке можно построить 300 индивидуальных домов, из которых, если продать по коммерческой цене 100, то вырученных денег хватит на стройматериалы для 200. Набираем 200 желающих, которые совместно строят первые сто, и продаем их. И далее на вырученные деньги все вместе строят уже для себя свои двести домов. Работа очень напряженная. С 8 до 17.00 – основная работа на предприятии. С 18 до 21 – на строительстве домов + выходные по 12 часов.
Но несмотря на очень тяжелые условия труда, собравшиеся для данной работы люди были так воодушевлены, что абсолютно этой тяжести не тяготились. В этот период проявлялись их лучшие качества – если один приболел либо по каким-то причинам не мог выйти, его подменяли друзья или даже приезжали родители или взрослые дети. На стройке царила такая атмосфера понимания и слаженности, что организация работ практически отпала, т.к. все понимали друг друга с полуслова. Это была совместная работа ради конечного, четко определенного результата, которая с каждым днем приближала всех к конечной цели. За прошедшие три года они приобрели не только навыки строительных профессий, но и навыки организации работ, эффективного руководства, деловых межличностных отношений. Многие из этих людей впоследствии создали свои предприятия, организовали свой бизнес.

1995 год. В середине 90-х из малюсенького частного предприятия, которые первые два года только и могло, что зарабатывать столько, чтобы выплатить только зарплату работающим, выросло вполне приличное ООО, которое строило уже довольно крупные объекты. На одном из них нам необходимо было провести огромные земляные работы по прокладке инженерных коммуникаций. Снимать на эти работы наших высококлассных специалистов было непозволительной роскошью. Поэтому дали объявление о приеме на работу пятидесяти разнорабочих на полугодовой срок, через неделю люди были найдены – практически все они были с Узбекистана. Контингент разношерстный – от доцента, преподававшего у себя на Родине в институте, до чабана.
Копали и закапывали усердно и ответственно, вскоре намеченные работы были сделаны. По окончании всех работ ко мне подошел их старший и попросил оставить их всех у нас на предприятии. А тут подвернулся случай – новый большой подряд. Но ни один из них не имел хоть какой-либо строительной профессии. Тогда мы распределили их между нашими специалистами и, с их помощью, они постепенно начали осваивать строительное ремесло. Через год половина из них уже могли работать самостоятельно, еще через год они могли выполнять практически все строительные работы, с довольно высоким качеством. В это же самое время их друзья, работавшие в других местах, так и продолжали копать и закапывать. Секрет столь быстрого профессионального роста был прост. Это среда в которой они находились. Они были официально оформлены и защищены трудовым договором. Они получали ту же зарплату, что и наши, исходя из квалификации и выполненного объема работу (у нас оплата сдельная). Они жили у нас в благоустроенном общежитии, как и все другие, приезжающие к нам – с Дона, с Украины и т.п. Они вовремя получали аванс и зарплату. За всё это время эти люди ни разу не нарушили ни внутренний распорядок, ни попали в какие-либо неприятные ситуации. И если в других местах проблемы с рабочими из Узбекистана возникали повсеместно и о них трубили все СМИ, то за время их работы у нас не было ни одного негативного случая. Многие из тех людей до сих пор работают у нас.

Конец 90-х –начало 2000-х – это организация и создание первой частной школы в городе, формирование общины и строительство Храма РПЦЗ, создание Мемориала «Антибольшевистского сопротивления – вначале в станице Еланской, затем в Подольске, и многое, многое другое, когда неизменно первоначальный замысел доводился до конечного результата.

Так что можно осуществить практически всё задуманное, если поставить реально достигаемую цель, собрать людей, способных ее воплотить в жизнь, и организовать работу по ее исполнению.
То, что «мы не можем», что «это невозможно», в том числе и что «нельзя объединить оппозиционные силы» и т.п., – нам через разные уловки, манипуляции и высказывания «авторитетных политиков» навязывают в сознание, делая это устойчивой фобией. Поэтому мы в это уже бездоказательно верим.

Да, начать и организовать, что большое дело, что малое – одинаково трудно, так как в первую очередь это полная смена привычного образа жизни. Одно дело говорить об этом, спорить с единомышленниками или с противниками. Критиковать предложения других не из практически приобретённого опыта в совершенных самим делах, а исходя из собственных теоретических умозаключений. Совсем другое, оторваться от обычной, какой-никакой обустроенной жизни, изменить распределение своего времени, испытать неудачи, а порой и разочарование, но при этом постоянно двигаться вперёд. Это сложно, но мы же говорим о тех, кто понимает, что нас ждёт и каков итог нашей страны, если всё что сегодня есть останется неизменным.


В заключение хотел бы сказать следующее. Безусловно, всё, что сейчас происходит в стане оппозиции, – необходимые и важные дела, без которых никакие изменения в стране не возможны. Но если среди всего прочего вопросу образования общественной среды не будет уделено первостепенного значения, даже после изменения режима в нашей стране никакого толка не будет. Останется абсолютно пассивная масса людей, не способных критически осмысливать происходящее, осуществлять выбор лучших из равных. При пассивном, необразованном населении соблазн воспользоваться властью по своему усмотрению и усмотрению ближайшего круга – очень велик (вспоминаем 90-е годы).
Необразованное население действовать будет исходя из эмоций, которые будут подпитывать всевозможные сформированные группы и кланы, обладающие огромными финансовыми ресурсами и для которых вызвать взрыв этих эмоций не составит никакого труда.

Вот – Мексика – такой же приблизительно ВВП, как и у нас, такое же количество населения, так же, как и мы, не обделены природными ресурсами. Было время диктатуры, сейчас – демократия, за последние 19 лет сменились 4 президента страны, существует множество партий – от левых до крайне правых, демократически избираемых в парламент. Но по бедности и нищете Мексика превосходит практически все страны Латинской Америки. В стране уровень бедности 36,3 %, а влияние наркокартелей на хозяйственную и экономическую жизнь столь велико, что заняться каким-либо бизнесом, в том или ином регионе страны, без получения «согласования» с их стороны, практически невозможно. Причина – та же, о которой я говорил всё предыдущее время. И в лучшем случае нас может ждать приблизительно такая же судьба, когда на развалинах нынешней системы может выстроиться иная, где при очередном попустительстве со стороны общества могут возникнуть пусть не наркокартели, а региональные финансовые кланы, которые вновь сгребут под себя всю жизнь региона или отраслей экономики, как это произошло в 90-е годы. Как ни крути, но без образования хотя бы 10 % общественной среды никаких улучшений ожидать ни в настоящем, ни в будущем не приходится.

И последнее – то, что я сейчас говорю, но в более развернутом и подробном виде, я неоднократно обсуждал еще в 90-е со многими политиками и бизнесменами. Все до одного они возражали мне, что это долгий процесс, должно смениться поколение, нужны запросы общества и т.д. и т.п., и что нужно сейчас решать другие вопросы, приносящие результат немедленно.

Прошло 30 лет – результат налицо. А за 30 лет можно было, целенаправленно занимаясь этим вопросом, если не полностью, но в необходимой критической массе общества возродить, через образование, его достоинство и способности отстаивать его не под влиянием вспыхнувших эмоций, а из внутреннего убеждения.

Сегодня, говоря о том же, я получаю тот же ответ от большинства – «это долгий процесс, а меры необходимо принимать срочные». Да никто же не говорит, что эти срочные меры не нужно принимать, только параллельно им стоит заняться и самым важным.

А пока всё обстоит очень печально. И как пример – на первых 4-х фото – это то, как осуществляется мусорная реформа. Дикая степь, веками цветущая буйством трав, в 2-х километрах от станицы Вешенской засыпается «сортированным» мусором, прямо в степь. По всей округе с нее ветрами выдувает пакеты и прочие отбросы, формируя мусорное пятно еще больше. И это происходит у 9-ти тысяч человек буквально под носом!

На последующих фото – это старые хуторские кладбища, на которых из 400-500 погребений осталось заросшие бурьяном бугорки, да несколько покосившихся крестов, а на них не больше пяти сохранившихся фамилий усопших… Полное забытье.

Можно ли подобное изменить? – Конечно же, можно. Эти-то уж вопросы не так сложны для общества единомышленников – если у тебя присутствует ответственность за свою землю.

Последние фото – это то, что мы сделали вместе с жителями на месте существующей в Еланской свалки. Нас же обвинили потом местные власти в том, что данное благоустройство НЕЗАКОННО и подлежит сносу. А на нашем кладбище мы в покинутые вниманием родственников могилки вбили штыри с табличками, указав на них, кто захоронен в данном месте (помогли ещё живущие старожилы). Возможно, их потомки, возродив в себе человеческий облик, приедут в будущем на эти могилы и смогут узнать, где покоятся их родные.