В своем интервью МБХ я рассказывал тот механизм, как я сбежал из-под домашнего ареста. Однако до сих пор этот вопрос интересует многих. Как браслет не среагировал на разрыв? Дело в том, что электронный браслет никогда не подзаряжается в период нахождения под арестом, при том, что носить его приходится, не снимая, в течении многих месяцев, а кто – то носит его годами. Естественно ФСИН РФ не мог придумать вечный двигатель и браслет просто работает в пассивном режиме передачи данных, для которого необходимо другое устройство, которое будет работать уже в активном режиме по принципу мобильного телефона. Таких устройств есть два вида, их изображения будут ниже. То, что побольше имеет большой радиус охвата, к сожалению, не могу сказать более точно. То, что маленькое, мобильное, имеет радиус охвата всего метров 50 и при выходе из дома его надо либо носить с собой, либо в систему вбивается расписание судов, прогулок, посещения врачей, когда выход за пределы охвата устройства не фиксируется как нарушение. У меня было именно мобильное устройство. Поначалу я носил его с собой на суды, ставя там на зарядку, однако потом обленился и перестал, но, как выяснилось, мне установили именно режим «выхода по расписанию». То есть, когда я покидал дом в разрешенное время, нарушений условия содержания под домашним арестов не фиксировалось, а инспекция и дежурная часть не могли узнать моего точного местонахождения, могли знать только то что я не дома.
Таким образом, я предполагал, и предположение по итогу оказалось верным, что находясь за пределами работы устройства слежения, нарушение целостности браслета также не отобразится в системе. Поэтому на побег у меня было время примерно до 18-19 часов в день суда, так как иначе бы устройство показало, что в положенное время я не нахожусь у себя дома. Следовательно, мне оставалось выбрать то заседание суда, которое пораньше начнется и как можно раньше кончится.
В один из дней судебное заседание назначили на 10 утра, я заранее попросил назначенную мне адвокатшу, чтобы она попросила перенести заседание, чтобы успеть ознакомиться с материалами дела. Мотивировал я это тем, что я якобы хочу потянуть время, чтобы подольше посидеть на домашнем аресте. Естественно ни в какие планы ее я не посвящал, да и в целом, старался держать планируемый побег в тайне от знакомых, даже тех, что сами говорили мне уезжать.
Однако схема с адвокатом не пригодилась. Один из судей заболел, другая адвокатесса также, а в СИЗО, где сидел мой поддельник, был карантин. Однако собрать нас все равно пришлось, чтобы объявить об этом. Как только это формальное заседание, длившееся минут 5, закончилось, я сразу, без задержек, поехал не домой, а на окраину Москвы, где меня уже ждали люди на автомобиле. На всякий случай, зайдя в метро, я нацепил маску, капюшон, старался не поднимать голову и стоять подальше от камер. Свой мобильный я оставил дома, купив новый мобильный и левую сим-карту.
Придя к автомобилю, я быстро срезал резиновый ободок от браслета секатором. Внутри все – таки оказались провода, что дало ответ на вопрос, который волновал всех, есть ли внутри браслета что-нибудь. Однако, из-за того, что я находился вне пределов действия устройства, браслет не среагировал. Я отдал браслет товарищу, чтобы он отнес его в обусловленное место. Я планировал в дальнейшем сообщить о местонахождении устройства в инспекцию ФСИНа, чтобы бедному инспектору не пришел выплачивать стоимость браслета. После этого машина тронулась. К тому времени как система должна была дать сигнал, что в положенное время меня нету дома, я уже был в сотнях километров от Москвы. Даже если бы тогда объявили план перехват, найти меня было бы проблематично. Но меня даже не могли официально объявить в розыск немедленно, так как для этого требуется отдельное решение суда, тогда как суды отложили более чем на две недели, из-за болезни судьи. В итоге, официально объявить меня в федеральный розыск получилось только тогда, когда я был в безопасном месте.