RSS

Егор Седов. Хроника недели: КОНЕЦ ВЕЧНОСТИ

Диктатор Узбекистана, который то ли умер, то ли нет, все же умер окончательно. В Екатеринбурге человек арестован за прохождение по храму с мобильником. В Бразилии смещена президент Дилма Русеф, латиноамериканский “левый поворот” бесславно заканчивается. В России политик, считавшийся демократом, выступил в поддержку инквизиционной статьи УК, а 1 сентября задержали матерей, потерявших детей в бесланской трагедии

Такова часть новостей недели.

А теперь – подробности.

Если что-то стало на этой неделе однозначной жертвой, так это – доверие к официозу. Особенно – к офииозу, поступающему из стран, где существуют диктатуры и правят абсолютные монархи… то есть, пожизненные президенты (хотя очень сложно сказать, в чем тут особая разница).

Президент Узбекистана умирал в сообщениях СМИ очень долго. Фактически – с того самого дня, когда было объявлено о госпитализации Ислама Каримова с инсультом (после банкета с олимпиониками). Но дело-то в том, что умирание пришлось на День независимости Узбекистана. Да еще и на 25-летний юбилей!

И вот тут произошло событие знаменательное. Которое непременно должно остаться в истории.

Президент Узбекистана Ислам Каримов поздравил народ Узбекистана с юбилеем государственности. На сайте пресс-службы президента Узбекистана появилось праздничное обращение от его имени по поводу 25-летия независимости страны, передает Total.kz.
«Искренне, от всего сердца поздравляю всех вас, весь наш народ с праздником 25-летия государственной независимости Узбекистана, которая открыла новую страницу в многовековой истории нашей страны, освободила ее от оков тоталитарного строя, дала нам возможность построения свободной и благополучной жизни», – говорится, в частности, в тексте обращения
.

Искренне, от всего сердца… И это – на фоне слухов о смерти и на фоне уже совсем не слухов об инсульте.
А теперь смотрим медицинское заключение. Пусть даже оно того же качества, что и сводки о якобы умиравшем (а на самом деле – уже умершем) Сталине.

“Неврологическое состояние больного с самого начала характеризовалось как атоническая кома. В неврологическом статусе: диффузная мышечная атония, арефлексия. Больному трехкратно было проведено динамическое электроэнцефалографическое исследование, по данным которых сохранялась картина стойкого угнетения биоэлектрической активности головного мозга”.

Т.е. свойство организма диктатора – поздравлять свой народ из состояния атонической комы. Открытие, которое, несомненно, достойно Нобелевской премии по медицине…

Ну, и, разумеется, 3 сентября нам показали рыдающий народ. Конечно, до высокого северокорейского тоталитарного искусства проливать слезы по вождям дело не дошло. Но все же, все же…

Как видим на перовом фото, кто-то цветы бросает, кто-то на мобильник снимает, в кто-то, наверное, и селфи делает – на фоне… В принципе, сложно поверить, что в XXI веке в не вполне изолированной стране люди, не являющимися близкими к диктатору, могут искренне по нему плакать. А вот в слезопролитие карьеры ради верится куда сильнее…

Пока нет сообщений о том, что кто-то в Узбекистане пострадал “за недостаточную скорбь”, как оно было в Северной Корее после похорон Ким Чен Ира. Да и вообще, хотя там все было несколько беднее, дело со скорбью было поставлено куда серьезнее – кому головой биться, кому руками лицо закрывать, кому с воплями тянуться к катафалку… А кому и внимательно наблюдать – хорошо ли скорбят?

Кстати, части тех, кто шел тогда за гробом вместе с нынешним вождем, уже нет в живых…

У нас, конечно, не Северная Корея. Но вот явление, которое именуются “уголовные статьи о мыслепреступлениях”, в РФ есть. И это явление напоминало о себе на этой неделе неоднократно. К сожалению, первым об этом напомнил один из кандидатов в Думу от “Яблока” Лев Шлосберг.
Оговорюсь сразу: мои претензии – не к нему лично. Льва Шлосберга все мы хорошо знаем. И знаем, чем он рисковал два года назад, когда вскрылась история могил “неизвестно где и неизвестно как” погибших военнослужащих в Псковской области. И знаем, как ему отомстили, когда истина открылась.
Но одно, к сожалению, не исключает и другого: к сожалению, господин Шлосберг сегодня выразил позицию всех тех, кто искренне считает: это правоприменительная практика по 282-й статье плохая, а вот если поменять власть, то все будет правильно… Вот этот отрывок из интервью на “Свободе”, который вызвал вполне понятные вопросы.

“Михаил Соколов: Андрей интересуется: “Готовы ли вы выступить в парламенте за полную отмену 282-й статьи? И вообще отношение к этой статье”.
Лев Шлосберг: Отношение к этой статье таково, что без этой статьи уголовного кодекса не будет. То есть это естественное наказание, потому что под него подпадают вещи, напрямую противоречащие конституции. Разжигание национальной, социальной, культурной розни является преступлением и таковым должно быть при любой правовой системе.
Михаил Соколов: Разжигание социальной розни к социальной группе полиция или правительство?
Лев Шлосберг: Сейчас я хочу уточнить. Мы увидели абсолютно разрушительную правоприменительную практику по этой статье, когда она стала статьей, карающей за инакомыслие и инакодействие.
Михаил Соколов: Другой не будет.
Лев Шлосберг: При другой власти будет.
Соответственно, эта практика должна быть проанализирована и эта статья должна быть проанализирована таким образом, чтобы ее применение против инакомыслия было невозможно.
Невозможно разжигать ненависть против социального класса “государственные чиновники”. Можно критиковать государственных чиновников и нужно критиковать государственных чиновников – в этом заключается право гражданина неотъемлемое, и любые покушения на это право являются преступлением. То есть мы увидели, как статью, написанную, строго говоря, для совершенно другого, стали применять для противоположных целей. Эта практика должна быть проанализирована, нужно так сформулировать статью, чтобы состав этого преступления касался только тех нарушений конституционных норм, по сути дела основы государства, для которых она предназначена”.

И вот, честно говоря, прочтя этот текст, я готов с готов с господином Шлосбергом кое в чем согласиться: без этой статьи и в самом деле не будет уголовного кодекса, при котором наказание за нарушение чудовищно несоразмерно самому нарушению. И, наверное, было бы только хорошо, чтобы ТАКОГО уголовного кодекса не было.
К сожалению, это проблема. Она есть далеко не только в странах вроде Узбекистана или Северной Кореи, но и во вполне цивилизованных. И одна из важнейших задач – этот тренд переломить.

Мне часто задают в сосцсетях вопросы: ну, а вот готов ли ты протестовать против уголовного преследования за какую-то реальную высказанную мерзость? Да, и еще раз – да.
Прошу учесть, что эти люди, высказывающие мерзости, мне крайне неприятны. И в том же Фейсбуке я не стану с ними дискутировать, они будут, скорее всего, просто забанены. И все, и вот это – вполне цивилизованная мера защиты от них. Но мое “да” в данном случае – гарантия моей собственной свободы слова.
Но одно дело – забанить. А совсем иное – броситься с воплем к государству, размазывая по щекам слезки (примерно того качества слезки, что и у скорбящих по диктаторам): “Помоги, меня оскорбии-лииии!” И уж совсем плохо, когда государство на это говорит не “разберись-ка, дружок, сам”, а начинает силовое реагирование.

И был еще один вопрос – а вот если статьи 282-й (и ее клонов) не будет, не появится ли в стране свое “Радио 1000 холмов”?
Напомню эту историю: “Радио 1000 холмов” – пропагандистская радиостанция, работавшая в Руанде во время гражданской войны и межэтнической резни двух народов – тутси и хуту. Именно она координировала процесс резни – были не только призывы к уничтожению, но вполне конкретные указания. Причем, отмечу, действия были направлены на убийство эмпатии: просто принадлежать к народу хуту, чтобы уцелеть, было порой невозможно – если человек не поддерживал резню, то он становился “национал-предателем” со всеми последствиями.
Но дело в том, что “Радио 1000 холмов” при недолгом, но чудовищном правлении клики диктатора с непроизносимой фамилией – Теодора Синдикубвабво – работало. Не стало клики – стали отлавливать и судить ее сотрудников. Так что ответственность за пропаганду агрессии возникает только при смене режима, никак иначе.

А вот есть ли сейчас (при условии, что 282-я статья существует) некий аналог “Радио 1000 холмов”, пусть судят сами читатели…

282-я (и другая размытая статья того самого уголовного кодекса, судьба которого почему-то так тревожит Льва Шлосберга) проявилась в конце недели самым отвратительным образом в Екатеринбурге.

Как считаете, какого наказания достоин человек, который вынул мобильник в храме? Скажете: надо бы ему сделать замечание, а если не дойдет – выставить из храма вон? Правильно скажете. Вот только в деле Руслана Соколовского все не так.

Итак, в чем обвиняется видеоблогер Руслан Соколовский?

Почему надо было надеть на этого человека наручники, тащить в суд, препроводить на два месяца (пока что) в СИЗО? Он кого-то убил, ограбил, что-то украл, дал кому-то взятку? В головах людей, обладающих обывательским здравым смыслом, есть достаточно четкий и полный набор того, что можно и нужно считать преступлениями. Но вот обвинения Руслану Соколовскому в этот набор точно не влезают, как ни забивай их пропагандисты (а они, конечно, начали это делать).

Так вот – ничего из перечисленного. Он препровожден в тюрьму за то, что ловил покемонов в храме. Вот краткое сообщение Znak.com – если бы во времена инквизиции был интернет, то он полнился бы чем-то подобным.

“Суд не принял во внимание доводы защиты, в том числе того, что на иждивении Руслана Соколовского находится мать-инвалид…
….22-летний видеоблогер Руслан Соколовский был задержан вчера, 2 сентября, после обыска у него дома и допроса в следственном комитете. Блогера подозревают в совершении преступлений по статьям 148 и 282 УК РФ (оскорбление чувств верующих и разжигание вражды). Поводом стали опубликованные им на YouTube видеоролики, в одном из которых молодой человек играл в Pokemon Go в Храме-на-Крови, а в других критически и ернически высказывался о Русской православной церкви и клерикализации российского общества”.

Ну, а что – теперь нельзя протестовать против клерикализации? Или что? А ловля покемона для сторонего наблюдателя выглядела так: вот заходит молодой человек в храм. Вот достает мобильник. Вот ходит с включенным мобильником. И… и всё!
Кстати сказать, проблема не только в 282-й статье.

Михаил Пожарский:

“В деле Соколовского мы видим прямо упоительно расширительную трактовку части 2 статьи 148 УК РФ. Напомню, что эту пакость приняли после выступления Пусси Райот, по сути это просто вариация статьи “хулиганство”, специализированная чисто под религиозную тематику – и там, и там присутствует крайне мутный состав “явного неуважения к обществу” (а что это такое – суд с экспертами и прокурором решат, ну да)”.

Проще говоря, Соколовского арестовывают при отсутствии состава преступления и самого события преступления. Кстати, о мобильниках в храме – есть весьма многозначительная фотография:

Ну и что получается? Одним – можно, другим – нет? Но Закон говорит иное.

Арест Соколовского вызвал бурю негодования. И это понятно. И совершенно понятны эмоциональные посты атеистов.
Но вот я – отнюдь не атеист. И скажу со своей точки зрения вот что.
Основа религии, которую я исповедую – это борьба. Борьба за ликвидацию страданий в мире. И вот сейчас, наблюдая совершенно чудовищно несообразные с проступком действия в отношении Соколовского (да и всех прочих узников 282-й), я вижу только одно: персонально мои религиозные чувства жесточайшим образом оскорбляют, причиняя страдания этим людям, погружая их – давайте отбросим все эти дурацкие эвфемизмы – в состояние рабовладельческого общества.

И еще – в принципе, о том же, хотя из совершенно иного региона и об иной ситуации.
Задержание матерей, потерявших детей в Бесланской трагедии, скоропалительный (суд проходил ночью) приговор к штрафам и общественным работам – за футболки с лозунгом о Путине…
Вот как бы это назвать?
Дело в том, что есть вещи, которые мужчины не могут и не должны совершать. Например, избивать женщину. Ну, вот нельзя этого делать – и всё тут, это даже не какие-то “законы чести” или, тем более, “законы гор” (а что, в долинах разве можно?), это просто базовый инстинкт.
Конечно, можно получить на это возражения от “секты Святого Приказа”. Но дело в том, что приказ можно выполнять по-разному. Например, был у итальянских полицейских когда-то такой приказ: всемерно помогать германским союзникам отыскивать и арестовывать евреев. Итальянские полицейские этот приказ выполняли очень старательно – и очень старательно мешали германским союзникам. И вот те, кто мешал – они остались людьми, хотя и служили крайне отвратительному режиму.
Кстати, профессиональным имперцам и борцам с оппозиционерами не мешало бы помнить, что звание мужчины теряется напрочь и при нападении на женщин исподтишка – с зеленкой, например. В Беслане было и это – уже после приговора эти нападения продолжались – и на самих матерей Беслана, и на журналистов “Новой газеты” и “Таких дел”.

Слов нет, просто описание событий из “Новой”:

“Днем 3 сентября в школе № 1 Беслана было совершено нападение на корреспондентов «Новой газеты» и портала «Такие дела» Елену Костюченко и Диану Хачатрян.
Матерей из организации «Голос Беслана», которые собрались в спортзале на панихиду по погибшим заложникам, окружило большое количество людей в штатском. Многие из них — молодые осетины в майках с надписью «Антитеррор», которые дежурили возле школы все эти дни. Элла Кесаева, мать Зарины Кесаевой, которая была в заложниках в школе 12 лет назад, снимала людей в штатском на камеру. Они выхватили камеру из ее рук и порвали на Элле платье.
В этот момент Костюченко достала свой телефон и стала снимать происходящее. У журналистки также выхватили телефон и тетрадь с записями, заломили ей руки и волоком протащили через весь спортзал и двор школы. Там людей в штатском остановили полицейские. Они сказали Костюченко, что знают тех, кто на нее напал, и вернут ей телефон.
Елена находилась рядом с полицейскими, когда к ней подошел молодой человек в майке «Антитеррор» и облил ее зеленкой. Полицейские не попытались его задержать.
Корреспондент портала «Такие дела» Диана Хачатрян начала снимать Костюченко и следы зеленки на ее одежде и лице. В этот момент другой неизвестный мужчина ударил Диану по спине, отобрал телефон и не спеша ушел. Но вскоре он вернулся, дал двум другим мужчинам команду «схватить», а потом сказал, что «не хочет брать грех на душу». После этого Диану отпустили. Полицейские вновь не предприняли попытку задержать нападавших”.

А кстати говоря, не предприняли попытку еще и потому, что весной гуманисты из “Мемориала” и Людмила Улицкая не предприняли попытку найти и добиться уголовного наказания тех, кто напал на участников “мемориальского” конкурса. Это ведь не пройти по храму с мобильником, нападение – реальное действие, представляющее угрозу как минимум для здоровья людей.
Но – решили не добиваться. Результат предсказывался тогда, проявляться он стал почти сразу же, проявляется и теперь.

И вот в сообщениях о произошедшем – масса омерзительных комментариев, основной их мотив – “пиарятся на крови” (это несколько храбрых женщин, потерявших 12 лет назад своих близких, если что!) Что, разумеется, выдает работу по методичкам, какой бы адрес в Фейсбуке указан у тролля не был (любопытно, что большинство из них пишут якобы из США, Франции, даже Мексики и Австралии – хотя, в действительности, конечно же, из тролль-конторы они это строчат). Видимо, пока еще троллям не сказано “денег нет, но вам – хорошего настроения”. Как только это будет сказано (а к тому, так или иначе, идет), число злобных комментов в соцсетях упадет в разы.
Но пока что они заняты тем самым, чем занимались и их “коллеги” из Руанды, с радио “1000 холмов”: убийством эмпатии. Им ведь мало того, что пятерых женщин приговорили к общественным работам, что арестовали Соколовского. Им нужно, чтобы никто думать не смел сочувствовать приговоренным или арестованным. Но вот заставить людей так поступать – сложно. Дело – в человеческой природе.
С другой стороны, сразу видно, какие именно “традиционные ценности” защищают сторонники империи, “твердого порядка” и т.д. Не сметь сочувствовать – это совсем не из Российской империи, где помочь арестанту, подать хлеба или воды считалось делом богоугодным – даже если арестант был убийцей или разбойником. А вот при Сталине убийство эмпатии стало не менее страшным явлением, чем сами репрессии: отодвинуться подальше от того, кто под угрозой ареста, сделать вид, что с ним не знаком, отречься от мужа, брата, отца – “врагов народа”. Но даже тогда не все переступали этот барьер…

А есть ли хорошие новости за неделю?
Есть. Пожалуй, самая хорошая – это импичмент Дилмы Русеф с поста президента Бразилии и фактическое окончание “левого поворота” в Латинской Америке. Конечно, какие-то режимы остаются, с кем-то (как с Мадуро в Венесуэле или Эво Моралесом в Боливии) придется сильно повозиться, но “поворот” после Аргентины и Бразилии однозначно завершается.
И, кстати, по поводу этих самых “левых”. Именно так, в кавычках. Казалось бы, левые партии и организации должны повсеместно поддерживать права ЛГБТ. И что мы наблюдаем? Да, в своих странах они ввели гей-прайды. А заодно – манеру дружить с режимами, где не просто нет гей-прайдов, а где за одно признание в том, что ты гей, можно получить тюремный срок, а то и петлю.

Или же: а стоит ли реально левым дружить с теми, кто не скрывает своих симпатий к т.н. “евроскептикам” – не просто правым, а крайне националистическим организациям? У кого в стране есть левые – политзаключенные (как ни относись к Удальцову и Развозжаеву, но ведь все обстоит именно так). Наверное, все же нет.

Дилма и Путин

Лицемерие подавалось под антиамериканским третьемирным соусом. Больше, вероятно, не будет.

Ну вот, собственно, на сегодня – все.
И помним: маразм, мракобесие, откровенное безумие – они, конечно, сильны и страшны. Но рано или поздно заканчиваются. У любой “вечности” есть конец.

Всего вам доброго!

Егор Седов,
Санкт-Петербург, 3-4.09.2016

На первом фото: Самарканд, 3 сентября, кортеж с телом диктатора Узбекистана Ислама Каримова

Комментарии

Комментарии