ПЕРЕВОРОТ ИЛИ НЕ ПЕРЕВОРОТ? (ЗАКОН И ПРАВО)
В России любят говорить о праве: что оно должно быть и что его нет. При этом понимание права остается в основном достаточно примитивным. Под ним склонны понимать некую скрижаль, надпись на великом заборе – Закон. Но это не так. Закон и право не одно и то же, они даже могут быть антагонистами.
Принятый Думой закон о поправкЕ к конституции – это настоящий феномен правового нигилизма. Его удивительное свойство состоит в том, что он обрушивает законность под видом законности, которую он сам учреждает. Это и есть механизм правового переворота.
Согласно действующим конституции и федеральным законам, т.е. согласно текущему правовому порядку, поправка к конституции считается принятой и вступает в силу, если ее одобрили 2/3 думы, 3/4 Совета Федерации и 2/3 заксобраний субъектов тысячелетней федерации. Но одобренный Думой закон о поправкЕ прямо утверждает, что после всего этого поправка НЕ считается принятой, пока ее не одобрит конституционный суд и она не будет одобрена гражданами на всероссийском голосовании. То есть прямо противоречит действующему правовому порядку, отвергает его.
В действующем правовом порядке (конституции и федеральных законах) у конституционного суда НЕТ полномочия оценивать поправки к конституции на предмет соответствия конституции. Оно даже должно там быть, и в будущей демократической конституции оно будет (вероятно). Но в действующем правовом порядке его НЕТ. То есть, чтобы исполнить предписание принятого закона, конституционный суд должен нарушить правовой порядок, описывающий границы его деятельности, и только в этом случае новый закон вступит в силу. Если конституционный суд прогнется (как это, конечно, и будет), то он нарушит закон о себе самом, т.е. потеряет правовую легитимность, и этим введет в действие закон о поправкЕ к конституции и сами поправки.
Нет в конституции и действующих законах и упоминания о “всероссийском голосовании”. Есть упоминания о выборах, референдумах и даже о “всенародном голосовании”. Нет только о “всероссийском”. Как же так? Тут дело в том, что порядок проведения выборов и референдумов регулируется законом о гарантиях избирательных прав граждан. Это закон, развивающий концепт народовластия, говорит о том, какие требования должны быть соблюдены, чтобы изъявление воли народа состоялось и его можно было верифицировать и признать состоявшимся (описывает процедурные правила волеизъявления). А вот для “всероссийского голосования” никаких требований не существует – законодательство не знает такой правой формы. Это такой памфиловский опрос любителей несвежего компота: будете пить эту гадость или вообще не получите кушать?
Иными словами, главный смысл «всероссийского голосования», как его описывает принятый закон, состоит в том, что оно НЕ является формой народного волеизъявления, в том смысле как действующий правовой порядок ее описывает. Но именно благодаря этому, утверждает новый закон, поправки как раз и вступят в силу и будут считаться действующими. Закон как бы вводит неправовой порядок как единственно возможный вместо правового.
А что вы подразумевали под переворотом? Когда несколько танков, кряхтя и урча, как коровы на героине, вяло едут по городу, портя асфальт? Это смешная архаика. Переворот – это когда принимается закон о том, что право не существует.