Макс Каммерер. Сарматы Британии

Все дороги ведут в Рим.

Наша цивилизация создана Римом. И Элладой, конечно, она первая пришла к самой идее цивилизации, но идеи лишь тогда материализуются, когда за ними стоит военная сила, чтобы ни писал Маркс. Эллада не слишком умела распространять среди варваров свои идеи. Это сделал Рим, обладавший силой и упорством. От мерного шага его легионов мир дрожал от Шотландии до Месопотамии и от Иберии до Сарматии. Они долгое время являлись лучшей армией в мире и потому фактически именно легионы – силой! – создали современный мир, базирующийся… на праве.

Рим был динамичен – и потому вечен. Одной из причин его непобедимости было то, что римляне не оставались в плену традиций и если терпели поражение, то быстро делали выводы, реорганизовывали армию и возвращались еще более сильными. Стратегия и тактика римских легионов менялась в соответствии с развитием технологий и требованиями конкретного театра военных действий – они успешно воевали в любом климате и на любой местности. Даже сейчас они служат образцом боевой единицы и их действия и организацию изучают в военных академиях.

Но легионы состояли не только из римлян

Да, поначалу стать легионерами могли стать только римские граждане, имевшие собственность. Они делились на две группы: более богатые назывались всадниками и действительно шли в кавалерию, беднякам же военный путь лежал в пехоту. Это были солдаты, служившие по призыву и относительно короткое время.

Ситуация изменилась в 218 году до н.э., с началом 2-й Пунической войны. К тому времени республика становилась империей с заморскими владениями, каковые требовали постоянной защиты, и срок службы удлинился. Призывники продолжали служить по шесть лет, но теперь армию пополняли и волонтеры-контрактники. Попутно имущественный ценз был уменьшен, и теперь ряды призывников все больше пополняли представители широких масс населения.

Войск требовалось все больше и к 107 г. до н.э. имущественный ценз был вовсе отменен. Волонтеры, как правило, также не имели собственности, будучи из беднейших социальных слоев. Они не имели земли, требовавшей забот, и скромная армейская зарплата плюс перспектива военной добычи были для них достаточно привлекательны, чтобы подписать контракт на 16 лет службы. При этом легионы все чаще сопровождались вспомогательными войсками из не римских наемников.

Во времена имперской римской армии (30 до н.э. – 284 н.э.) от призыва почти полностью отказались. Теперь контрактники подписывались на 20 лет, но многие служили и по 30–40 лет. Наплыв добровольцев означал, что призыв стал необходим лишь в случае чрезвычайной ситуации. В этот период на флангах легиона стояли ауксилии, вспомогательные войска из не римских граждан. Служили они 25 лет. Комплектовали их частью по найму, а частью – обязательной поставкой воинов из вассальных и союзных народов. Например, критские лучники, балеарские пращники, галльская конница: все помнят звон копыт сирийской алы по улицам Ершалаима и кавалерийский плащ Понтия Пилата с кровавым подбоем!

Неясно, была ли служба платной, но при отставке воины получали права римского гражданина. Ряды ауксилариев пополнялись обычно в тех провинциях, в которых дислоцировались их части, но не всегда и к этому мы еще вернемся.

Так продолжалось до 212 года, когда эдикт Каракаллы предоставил римское гражданство всему свободному населению империи. Легионы и тут сыграли свою роль. Будучи распутником, мерзавцем и братоубийцей, Каракалла менее всего думал о свободе и равенстве населения – всеобщее гражданство было вызвано нуждами армии, на которую вечно не хватало средств. Сами посудите, на легион времен ранней империи, состоявший из 5 тысяч человек, требовалось примерно 7500 кг зерна и 450 кг фуража в сутки, или 225 т и 13,5 т в месяц соответственно…

Во-первых, всеобщее гражданство расширяло налоговую базу и увеличивало поступления в казну. Во-вторых, увеличивало базу для комплектования армии, поскольку в легионах могли служить лишь римские граждане.

Но затем настал период тяжелых войн с Персией, и к 284 году все вернулось на круги своя – чтобы комплектовать многочисленные легионы, снова понадобилась воинская повинность. В них стали принимать волонтеров из варваров, и теперь все служили 25 лет, причем уже не было отдельных подразделений для граждан и не граждан, все части были перемешаны.

Читайте также:  О чем писали газеты 100 лет назад: Наконец-то Болгария освободилась от позорного союза с чуждыми ее славянскому духу

Высокий уровень индивидуальной подготовки

Легионная организация войск, сложная структура легиона, привлечение отрядов ауксилиев и прочих вспомогательных войск, умение маневрировать войсками на поле боя, а с помощью военных лагерей и военных дорог обеспечивать грядущие победы – все это делало римскую армию наиболее совершенной военной машиной мира. Но важную роль играла также индивидуальная подготовка легионеров. И хотя в физических кондициях они уступали, к примеру, гигантам-германцам, все же даже в бою один на один превосходили тех.

Тренировка считалась настолько важной, что инструкторам выдавались двойные пайки, и были построены большие залы для обучения зимой. Первое, чему учили новобранца, – поддерживать темп марша в любую погоду. Историк Вегеций в трактате «Краткое изложение военного дела» заметил, что главным в римской армии была способность к быстрым маршам без растягивания колонн и без отставших. Такие тренировки приводили к тому, что легион мог двигаться быстрее большинства своих врагов, что часто было решающим фактором в войне.

Но помимо умения промаршировать 20 миль (30 км) за 5 часов военным шагом (полным шагом за то же время проходили 24 мили), солдат учили бегать, далеко и высоко прыгать, а также плавать. Причем многое требовалось выполнять с нелегкой ношей – около 20 кг. Впрочем, по некоторым данным полная выкладка легионеров достигала 45 кг, недаром солдат Гая Мария называли «мулами Мария».

После этого солдат учили сражаться. Они тренировались с учебным оружием, которое было вдвое тяжелее боевого. Отстающих сажали на жесткую ячменную диету (весьма полезную, кстати) и гоняли еще сильнее, пока они не начинали соответствовать стандартам. После овладения мечом обучали владению копьем. Вес тренировочного копья также в два раза превышал вес боевого. Затем шло обучение боевым построениям, маневрам в составе подразделений, пониманию команд и сигналов.

Недаром Марк Теренций Варрон происхождение слова «войско» (exercitus) выводил из глагола «упражнять» (exercito), а Цицерон поддерживал его: «Видишь, каково у нас значение слова «армия»; [и] что говорить о тренировке легионов? Поставьте в строй солдата столь же мужественного, но нетренированного, и он будет выглядеть как женщина».

Но и это не все! Еще одной целью обучения было воспитание коллективизма, взаимовыручки, корпоративного и, главное, боевого духа. «Своими военными упражнениями римляне готовят не только крепкие тела, но и сильные души» — отмечал Иосиф Флавий.

Британские сарматы

Мы однако пишем не оду Риму, его легионам и цивилизаторской миссии. Нас интересует всего одна группа ауксиллариев, но группа особенная. Во-первых, она из черноморских степей, где родился и я, а во-вторых, волею военных судеб оказалась в Британии. Речь идет о воинах сарматского племени языгов – Овидий, будучи в ссылке на далеком Дунае, писал о них:

Ты, Весталий, … сам видишь, как лед сковывает Понт; сам видишь вина, отвердевшие от сурового мороза; сам видишь, как свирепый пастух-языг ведет нагруженную повозку по водам Истра…

Далее я использую данные Юрия Кирпичева, на что он любезно дал добро. Именно на льду Дуная зимой 173/174 г., во время маркоманской войны легионы императора Марка Аврелия сошлись с ними. Катафрактарии – бронированная конница варваров – в этой ситуации оказались беспомощными, их кони скользили, падали, выбились из сил, и языги были разбиты опытной римской пехотой.

По условиям мирного договора 175 г. они дали в римскую армию 8000 конницы, причем 5500 человек были отправлены в Британию. Часть их служила на северо-востоке Англии, в Ланкашире, где у Рибчестера сохранились остатки принципии (штаб-квартиры) колонии Bremetennacum veteranorum, основанной XX Победоносным легионом (точнее, Legio XX Valeria Victrix – Отважный и Победоносный) еще при Веспасиане, когда Британией управлял Юлий Агрикола. Видны и остатки викуса, цивильного селения рядом с укреплением.

Вряд ли против диких пиктов требовалась такая масса блестящей конницы, но о ее дальнейшей судьбе ничего не известно и до нас дошли сведения лишь о 1-й сарматской але. Так назывались этнические отряды кавалерии союзников Рима численностью в 500 всадников. Под Рибчестером идут раскопки и на могильном камне RIB 595 сохранились грубое изображение всадника с копьем и надпись «D M … DECVRIO AL SARMATARVM» (духам ушедших (и) …декуриону сарматской алы).

Читайте также:  Юрий Кирпичев. Загадка адмирала Грейга

Очевидно, здесь был важный центр коневодства и подготовки кавалеристов, что косвенно подтверждает надпись могильного камня III века (RIB 594). Поставил его на могиле молодой жены и сына Юлиус Максимус, singularius consularis, то есть легат с консульским рангом! Обычно консуляры возглавляли войска целой провинции, а такими лагерями командовали префекты.

На посвятительной надписи 241 года (RIB 583) упоминаются EQ SARM BREMETENN GORDIANI – сарматские конники императора Гордиана. Подтверждает значение и специфику данной местности также великолепный бронзовый парадный кавалерийский шлем для спортивных ристалищ, точнее, его точная копия, украшающая скромный Roman Museum Рибчестера (оригинал хранится в Британском музее). Этот шлем, надписи, плюс новый поселок Sarmatian Fold (Сарматская падь) – все, что осталось от ланкаширских сарматов.

Но южнее, в Честере, основанном на месте римской крепости Дева Виктрикс или просто Дева, где и базировался XX легион, в 1890 г. найден фрагмент могильной плиты конца II, начала III века с изображением драконария, младшего офицера римской кавалерии, знаменосца. Они носили draco, своеобразное знамя алы или турмы, позаимствованное у сарматов, яркую матерчатую трубу с металлической головой дракона. При ветре или во время скачки она надувалась, служила ориентиром и возможно, издавала устрашающие звуки.

Изображения этого штандарта и панцирной сарматской кавалерии можно встретить на рельефах колонны Траяна, посвященной событиям войн с даками, но в самой римской армии драко появились именно во II веке, в связи с привлечением отрядов сарматских катафрактариев на службу. К слову, британская конница и сегодня называется драгунами (dragoons).

Возможно, сарматы это и есть та ниточка, которая связывает и объясняет все загадки, связанные с наличием слова степь во всех европейских языках, в том числе и в латыни. Да, ниточка тонкая и вряд ли блестящие, с головы до ног закованные в броню сарматские всадники передали специфический ландшафтный термин римлянам и британцам. Не так уж много их было в Альбионе, чтобы оказать влияние на язык, и 1-я Сарматская ала уже к середине III века теряет свое название, становится обычной номерной частью.

Воины-сарматы к этому времени давно погибли в боях, поумирали от старости, ну а те, кому удалось обзавестись семьей, романизировались (исследователи отмечают поразительную способность алан к ассимиляции, не думаю, что близкородственные им языги чем-то отличались). Их дети и внуки уже вряд ли знали родной язык, он обычно перенимается от матери. Так, даже от более поздних (середина V века) и более многочисленных и людных поселений алан на севере Франции осталось лишь несколько топонимов.

Впрочем, список высоких должностей Notitia Dignitatum (xl.54; 4th/5th C.) упоминает Cuneus Sarmatarum, Bremetenraco – Сарматский кунеус (кавалерийская часть в армии поздней империи) Бреметенакума – в IV веке. Возможно, он состоял из потомков сарматов, посланных в Британию при Марке Аврелии.

Языгов связывают с ясами, а те считаются предками осов, осетинов. И надо сказать, что сопоставление английских и осетинских слов заставляет задуматься: arm – арм, narrow – нарæг, middle – мидæгаей, all – аллы, another – æндæр, kourt – кæрт, foot – фад, dress – дарæс, murder – мард, what – уат, name – ном, my – мæ, food – фут, enter – антæр, door – дуар, egg – аиг.

Вот и гадай, то ли это английское влияние на осетинский, что было бы весьма странно, то ли сарматское на английский, что тоже проблематично, то ли причудливое совпадение и переплетение побегов общих индоевропейских корней. Но почему тогда они не проявили себя в других индоевропейских языках?
Как бы то ни было, а сарматы Риму служили и не где-нибудь, а в Британии. К тому же давно известно, что они внесли определенный вклад в формирование украинского этноса.


Макс Каммерер

Комментарии

Комментарии