Сабиржан Бадретдинов: Российский неоколониализм в Африке?

Представьте себе небольшую группу аборигенов, занимающихся добычей алмазов в аллювиальных отложениях какой-нибудь речушки в Центральной Африканской республике. Чернокожие работяги трудятся в поте лица, а охранник кричит одному из них на чистом русском языке: “Ты чё остановился? Вкалывай давай! Пристрелю!” Негр не понимает ни слова, но, видя автомат в руках охранника, покорно возвращается к работе.

Это всего лишь выдумка, но нечто подобное вполне могло иметь место в любой из нескольких африканских стран, где сегодня орудуют российские наёмники, агенты спецслужб, торговцы оружием, военные инструкторы и военные советники.

Нередко, российские военные охраняют российские предприятия, а также местные хозяйственные объекты, в которых заинтересована Россия. Они также выполняют роль телохранителей местных диктаторов или повстанческих лидеров в условиях военных междоусобиц. В Центральной Африканской республике, например, руководителем службы безопасности президента является россиянин Валерий Захаров.

В середине прошлого века, в Африке хозяйничали европейские колониальные державы. Позже, в ходе антиколониальной борьбы, европейцы утратили своё политическое влияние на континенте (хотя сохранили экономическое). Сегодня европейские интересы в Африке всё больше и больше вытесняются китайскими и российскими.

Но если Китай заинтересован, в основном, в экономической экспансии и осуществлении инфраструктурных проектов в обмен на природные ресурсы, то интересы России в Африке гораздо более разветвлённые и противоречивые, хотя и скромнее по масштабам.

Во-первых, Россия стремится восстановить старые советские связи с Африкой, уходящие корнями в те времена, когда СССР поддерживал коммунистических повстанцев и социалистические режимы на чёрном континенте. Многие современные африканские государственные чиновники и военные руководители получили образование в СССР и питают ностальгические чувства по отношению к Москве, к россиянам. Их очень легко использовать в интересах Кремля. В условиях западных санкций и углубляющейся изоляции путинского режима, каждый потенциальный союзник в Африке – на вес золота. Это особенно важно ввиду того, что африканские государства (а всего их 54) составляют примерно 25 процентов членов ООН и их голоса всегда нужны Кремлю.

Во-вторых, Россия стремится расширить рынок сбыта своего оружия, в том числе устарелого. Примерно 40 процентов всего оружия, продающегося в Африке, произведено в России. Не все страны готовы продавать оружие, например, террористическим или повстанческим организациям. Россия же не испытывает никаких сомнений, колебаний или угрызений совести по этому поводу и продаёт смертоносное оружие всем без разбора.

В-третьих, Россия заинтересована в минеральных ресурсах африканских стран. Причём, если европейские страны или Китай стараются не внедряться слишком глубоко в те страны, где царит хаос и нет гарантий безопасности для своих граждан, то для России безопасность своих граждан не является приоритетом и она готова вовлекать себя в любые ситуации. Какой бы отсталой или нестабильной не была африканская страна, в ней всегда задействованы российские компании, начиная от сравнительно мелких, кончая гигантами типа Роснефть (в Экваториальной Гвинее и Нигере), Лукойл (в Нигерии, Камеруне, Конго), Газпром (в Нигерии), Алроса (в Гвинее), Росатом (в Замбии и Руанде) и др.

23-24 октября в Сочи состоится российско-африканский саммит с участием глав государств и правительств большинства африканских стран. На саммите будет подписано много важных экономических, политических и прочих соглашений.

Континент, на котором живёт более миллиарда человек, всё больше и больше превращается в поле битвы между несколькими державами, преследующими свои интересы. И похоже, что наиболее корыстные интересы, наиболее безнравственные цели и наиболее безразборчивые средства их достижения – у России.

Комментарии

Комментарии