Если для оппозиции режиму Путина и его клики начался новый этап борьбы, то для русского национализма наступила целая новая эпоха.

По ключевым моментам обрисую сложившуюся ситуацию.

Несостоявшаяся русская революция, начавшаяся в декабре 2011 года, окончательно завершилась своим разгромом в апреле 2021-го.

Революция началась с выступлений националистов, организованных ныне запрещённым Объединением Русские и левыми 4 декабря 2011, в день, когда партией жуликов и воров были сфальсифицированы выборы в Госдуму.

Спустя несколько дней была сформирована широкая коалиция с либеральными и общегражданскими политическими силами, сначала неформальная, в рамках рабочего взаимодействия на уличных протестах, потом оформившаяся в Гражданский Совет, и далее в КСО (Координационный Совет оппозиции). Всё закончилось спустя 10 лет разгромом движения навальнистов, арестом их лидера, эмиграцией из страны его ключевых помощников, подавлением последних крупных протестов, сопровождавшихся надеждой широких масс на  мирную и быструю смену власти в стране – в последние дни весны 2021 года.

Хотел бы донести простую, но важную мысль до всех, кто меня читает – то, что произошло полгода назад с Командой Навального, запрещённой и разгромленной – во-первых было во многом предрешено ещё в 2011 году, а во-вторых является не репрессиями против отдельной структуры, но уничтожением единого центра сборки десятков протестных организаций. Команда Навального представляла собой неформальный командный центр оппозиции – подменивший собой Координационный Совет. И эта была фатальная ошибка (такая замена).

Поверженная революция (как и схемы ее техничного и продуманного низведения, уничтожения режимом) имела несколько фаз своего развития и подавления.

Первая, наиболее активная фаза продолжалась с 2011 по 2013 годы. Этот первый этап завершился после де-факто «закрытия» Навальным Координационного Совета оппозиции и отказа формировать новый, на любых своих условиях (такой Совет создавал образ «альтернативного всеобщего правительства всех независимых политсил страны, весь народ против Путина и его шайки») в 2013 году. А так же взятия им политтехнологического курса на стратегию «одна страна – один лидер – одна партия» при одновременном отказе от формирования реальной массовой партии вокруг себя (после выборов мэра 2013 г., не менее 25 000 человек только в одной Москве были готовы к этому), способной взять власть (не предвыборной, а реальной, живой структуры, в каждом доме каждого города, что было вполне возможным вплоть даже до 2021 г.).

В эти же годы правящий режим начал громить левый фланг оппозиции, который был настроен не менее решительно, чем националисты, большинство призывов не расходиться с площадей до победы революции – звучало от левых.

Зимой 2013-2014 произошла мирная украинская революция, показавшая пример русскому народу, и вызвавшая новое воодушевление в сердцах нашей нации, которая немного приуныла, три года простояв на «баррикадах» в ожидании перемен. Конечно, Путин был в ярости, восток Украины был залит кровью, каждый день ТВ и другие площадки российского госпропаганды внушали населению, то, что революция – это война и потеря территорий, всё больше и больше запугивая людей. Все были очень подавлены, и казалась, что власть Путина теперь точно навсегда. Но Немцову и примкнувшим к нему множеству политических сил, включая националистов из Комитета «Нация и Свобода» (КНС, запрещён в 2020 году), удалось переломить ситуацию. На Марш Мира 21 сентября 2014 года вышли десятки тысяч человек. Голос оппозиции снова стал голосом народа. Политическое сопротивление почувствовало свою силу, и было готово двигаться дальше, наращивая свою мощь.

Именно за это Борис Немцов был убит Кремлём. Кроме того, он был тем человеком, который мог в любой момент возродить аналог Координационного Совета оппозиции.

Перед его гибелью я имел с ним некоторое общение, он был близок к таким идеям, условно говоря, созданию всеобщего единого антипутинского политического «фронта»,  и имел к тому волю, ресурсы и возможности.

Новой точкой сборки должна была стать Демократическая Коалиция, у правых либералов и формально и неформально примкнувшим к ним националистов, включая на тот момент левого националиста Мальцева, и ультраправых КНС и Черного Блока – были все шансы создать фракцию в парламенте, развивая наступление на режим. Но Навальный отказался поддержать ПАРНАС (и даже своих соратников) на выборах в ГосДуму 2016 года (последних выборах, в которых участвовала реально независимая партия от Кремля партия без сбора каких-либо подписей) с аргументацией, что «выборы ничего не решают, в них не надо участвовать». Этими событиями был наполнен второй, краткий, этап, 2014-2016 гг.

Потом Навальный «сдал» выборы президента 2018. Алексея не зарегистрировали из-за нюансов с политическими судимостями, и он мог (и имел к тому все возможности) организовать переоформление уже собранных подписей на кого угодно из своей команды или даже на свою жену. Позже беларусы сделали именно подобным образом, как в те годы все пытались уговорить Навального. В итоге любой кандидат от оппозиции воспринимался как ненастоящий кандидат против реального, незарегистрированного Навального. Это позволило Кремлю предъявить народу Ксению Собчак, как главного фронтмэна оппозиции.

Третий этап был характерен тем, что на радость Администрации Президента, всякая оппозиция, в сознании большинства общественности и СМИ сократилась до одного имени – Алексей Навальный. Националисты и левые были крайне сильно ослаблены арестами или эмиграцией лидеров (включая Белова, Дёмушкина, Константинова и пр.), и запретом организаций (самым крупным из которых было Объединение Русские), расколом из-за разногласий по украинскому вопросу.

Справедливости ради надо заметить, что ряд либералов тоже подвергся преследованию, большинство достойных людей, состоящих в КСО, получили новые уголовные дела, многие были вынуждены эмигрировать (например, такие фигуры как Пионтковский, Каспаров, Чирикова). Давление на еще остающихся в стране любых независимых политиков – нарастало по максимуму.

Право-либеральный ПАРНАС продолжал деятельность довольно активно, при практически полном равнодушии журналистов и блогеров, столкнувшись чуть ли не с большим информационным вакуумом, чем сами националисты.

СМИ, которые ходили на планёрки в АП, информационно накачивали Навального, игнорируя существование всех остальных. Не из-за большой любви, но в рамках вполне конкретного плана администрации Путина, который привел к результату 2021 года.

В то же время уже на перегруппировавшихся националистов, которые сильно потеряли по своим возможностям, продолжали сыпаться удары репрессий, чтобы добить до конца, были запрещены такие мирные революционные организации как Чёрный Блок и Комитет «Нация и Свобода», разгромлены и запрещены десятки более мелких формаций типа «Нового Величия». За счёт преследования отдельных соратников была парализована деятельность таких движений как Ассоциация Народного Сопротивления и Бессрочный протест.

Организованные левые были «закошмарены» еще ранее, и после репрессий против ряда лидеров, эмиграции других, фактически или отказались от самостоятельности, став сателлитами управляемой из АП КПРФ, или практически приостановили какую-либо видимую деятельность.

Наверное, Алексею было лестно оказаться в ситуации, когда нет никого, а только ты один, да – чуток послабее, чем всякие «народные фронты», но зато единственный, однако это оказалось очень и очень недальновидно. Но в реальности «Команда Навального» выводила столько людей потому, что десятки организаций наступали на свои политические амбиции и верили, что Навальный знает, как лучше делать мирную революции. Навальный стал монополистом Революции.

И теперь, чтобы её окончательно задавить – достаточно было разбираться не с коалицией всех политических сил страны, а только лишь с одним человеком – Навальным. Это, знаете ли, очень удобно и практично. Когда тебе надо пырнуть ножом лишь кого-то одного, а не человек 50, окруживших тебя со всех сторон. При этом, учитывалась особенность характера Алексея, то, что им вокруг себя было все же создано –  небольшая команда менеджеров на зарплате (а не массовая партия), в которой имелся ярко выраженный жёстко иерархический, единоличный стиль руководства, и которая не могла двигаться по серьезному без него.

Дальше было уже дело техники, которая растянулось на несколько лет, с 2017 по 2020.  Завершающей стадией действий Кремля стала попытка убийства Навального, а когда она сорвалась, его ареста в 2021 году, с последующим запретом любых околоштабных и проектных структур Алексея и его единомышленников, так и не организовавшихся за многие годы в общенародную массовую реальную партию (которая могла бы дать отпор в этой критической ситуации). На этом спецоперация спецслужб и правящей администрации по преодолению революционных событий в стране завершилась.


Точно так же как вы читаете в учебниках истории про неудачную революцию 1905-1907 годов, ваши внуки будут читать про неудачную революцию 2011-2021.

Я и мои соратники наблюдал все эти события изнутри, и надеюсь, что мне удалось сформировать у вас хотя бы схематичную картину произошедшего.

Хотелось бы напомнить, что совсем недавно, в одном из интервью – на вопрос, какая ваша самая главная ошибка в жизни, Навальный ответил, что больше всего сожалеет, что 24 декабря 2011 года не начал майдан, а уехал отдыхать. Выразился он иначе, но смысл был такой. Речь шла про момент, когда Владимиром Ермолаевым, представляющим русских националистов, с трибуны общегражданского митинга, перед морем людей, Навальный был объявлен лидером Комитета Национального Спасения. Собравшиеся на площади, как во времена прямой демократии и народных плебисцитов, проголосовали за создание Комитета Национального Спасения во главе с Алексеем. Об этой критически важной для будущих событий дате Каспаров хорошо рассказал в одном из своих интервью.

И также понятна смертельная обида Лимонова (понимавшего что, учитывая его возраст, «шансов больше может не быть») на либералов, и особенно Немцова, который 10 декабря 2011 года увел людей от ГосДумы в «болото» (вне зависимости от того, что потом он отдал жизнь за эту ошибку, что было – то было).

Но, конечно же, глупо, несправедливо и слишком просто, возлагать всю вину на лидеров – будь то либералы, принявшие ряд неправильных решений, или националисты, которые под ударами репрессий не смогли сделать свои структуры более привлекательными для широких слоёв рассерженной молодёжи, чем штабы Навального. В стране просто не накопилось критической массы решительных и смелых людей. Когда призыв оставаться на улицах звучал от лидеров (а он звучал, и не один раз, пусть и не всегда во время), до конца были готовы идти в лучшем случае пара сотен, а чаще всего просто несколько десятков человек.

Не буду вдаваться в еще более подробные детали этого десятилетия, но ход событий был именно таков. Потом какие-то условные кадеты еще будут заседать в ГосДуме, или не заседать, а вещать от лица партии «Яблоко», а помощники Навального писать комментарии в твиттере из зарубежа, комментируя события в стране и мире, но отчетливо нужно понимать, наступило новое, ДРУГОЕ время, как некогда наступило время после 1907 года. Время реакции, время почти полного удушения всех потенциально революционных сил в стране, время всеобщего страха и запугивания любых несогласных с правящим режимом, время, когда в сопротивлении остаются только самые идейные и самые смелые.

Для националистов концовка (и её последствия) этой революции такая же, как и для иных политических сил. Здесь нет разницы, разгром навальнистов, которые с 2017 года стали единственным ядром революции – влияет и на либералов, и на националистов, и на независимых левых, на всех, кто имел отношение к борьбе с режимом с 2011 года безотносительно своего политнаправления.

И также для всех актуальны известные слова, что революция 1905-1907 года подготовила почву для будущего 1917 года, не будь ее – 1917 мог бы и не состояться. Поражение, и то, что к нему вело – это тоже опыт, и он может быть использован в новой реальности будущего, когда придет время. Отмечу, что тема смены политических эпох и новых вызовов для русского национализма затронута в моем выступлении на одной из недавних конференций, с которым рекомендую ознакомиться, чтобы лучше представлять особенность момента: «Основные детали стратегии русских националистов в начале 20х годов XXI века»: https://vk.com/wall-196819360_894 (копия видео: https://www.bitchute.com/video/3ngzytqI5S48/ ) , «Об отношении к массовым акциям и умному голосованию» – https://vk.com/wall-196819360_899 .

Оппозиционным силам будущего нельзя допустить тех ошибок, которые были совершены в 2011-2021 годах. Всё, в чем мы участвовали, и чему были свидетелями – должно стать наукой для тех, кто будет действовать в будущем, будь это мы сами, или же новое поколение борцов за правое дело.

Я не ставлю задачу в этой статье перечислять подробно кто, где, как и когда совершил какие ошибки, и как их можно было избежать, какие просчеты привели нас всех к торжеству кремлевских паразитов, но обозначаю – что нужно сделать выводы из этого десятилетия неудачной революции, и не допустить похожих просчетов в будущем, – задача всех разумных и думающих людей, которые захотят добиться перемен тогда, когда ситуация станет располагающей к этому. А ситуация может измениться в любой момент, «черный лебедь» бывает тогда, когда этого никто не ждет. Но и без этого, время для перемен по любому придет, но воспользуемся мы (или те, кто придет вслед за нами) этим новым раскладом или нет – будет сильно связано с тем, будет ли понимание у людей – «почему мы проиграли в прошлый раз».

Помимо этого, отдельно обозначу, что история политической борьбы прошлых лет в разных странах, и в нашей тоже, четко дает нам понять, в ситуации поражения каких-либо политических сил, любое сохранение даже зачатка их организованности и идентичности дает шанс на возобновление активной борьбы в новых условиях, никогда нельзя капитулировать, как делают некоторые на наших глазах.

Впрочем, не надо долго копаться в истории, талибы (запрещено в РФ) вам расскажут о том, почему принцип «никогда не сдаваться» может привести к победе, а принцип «шеф, все пропало, разбегаемся» – всегда к поражению. Дезертирство – удел слабых духом, а тем, кто действительно идейный и действительно желает перемен, нужно не разбегаться, когда враг победил в сражении, а перегруппироваться, сохранить свои флаги, и лишь отойти от прямых ударов вражеских бомбардировщиков, сохраняя полный боевой порядок и дисциплину, условно говоря. Это совсем разные вещи, которые надо понимать каждому участнику оппозиционных сил, а особенно – лидерам.


С вышесказанным – ясно. Но почему я говорю о том, что для иных политических сил – произошла смена этапов политической жизни и борьбы, а для националистов – эпохи? Для человека, не погруженного в некоторые вопросы, это не будет ясно, если не знать ряд моментов.

Если для либералов революция в 2011 году началась неожиданно, и они просто вписались в происходящие события и успешно их развили на определенном этапе (поскольку ни националисты, ни левые, не обладали достаточными ресурсами для еще большего привлечения широких масс), а до этого – они просто играли в свои предвыборные игры (за редчайшим исключением, например, Гарри Каспарова) с авторитарным режимом, не ведя реальной борьбы за власть (и могли этим заниматься еще лет очень много, если бы не стечение обстоятельств), то история националистов в этом деле, в его начале, иная.

Продолжение следует…

Владимир Поткин

Владимир Анатольевич Поткин — русский националист, российский политик. Создатель и лидер признанного экстремистским...