Юрий Кирпичев: почетный караул на Арлингтонском кладбище

Разница между армией РФ и США, которая сразу бросается в глаза. И дело отнюдь не в форме…

Российский солдат Шамсутдинов, стоявший в карауле, расстрелял сослуживцев – восемь человек. Причем за дело и я на его месте поступил бы так же – помню еще нравы той армии. Но не будем в этот день о плохом – в День американских ветеранов. Вспомним об ином карауле, на Арлингтонском кладбище.

Заметим лишь, что караул, учитывая нестойкую природу человека, дело нужное, у него давние традиции и порой доходило до того, что одна половина населения одной радостной страны караулила другую. Недаром его одним из первых эстетизировали, превратили в ритуал, в зрелищное действо и теперь зеваки со всего мира любуются невозмутимыми красавцами в медвежьих шапках у Букингемского дворца, миловидными гвардейцами в туристическом Таиланде и кремлевскими курсантами у Мавзолея на Красной площади. Впрочем, прошу прощения, их перевели в Александровский сад. Но дело не только в эстетике. Церемония смены караула рождает чувства надежды и тревоги…

Арлингтонское кладбище. Фото Юрия Кирпичева

Почетный караул на Арлингтонском кладбище. Фото Юрия Кирпичева

Якорь с броненосца Мейн. Фото Юрия Кирпичева

Вашингтон, 11 ноября, Арлингтонское кладбище. В День ветеранов здесь особенно многолюдно. Много стариков с прямой, несмотря на годы, осанкой и военной выправкой, в пилотках и с орденскими колодками. Много школьных экскурсий. Осенний ветер перебирает облетевшую коричневую листву благородных дубов и шевелит алые вороха у огромных канадских кленов, теребит вечный огонь на могиле президента Кеннеди, гонит ее по бесконечным рядам скромных белых плит. Ни них высечено имя, фамилия, звание, дата рождения и смерти. Америка помнит своих солдат. Но не обо всех павших сохранились сведения.

Баскетбольного роста чернокожий сержант в черных очках взял под козырек, а часовые у могилы Неизвестных солдат — карабины на караул. Тысячная толпа замерла. Минута молчания. В такую минуту думается о вечном. Но вечность вряд ли осенит нас по делам нашим, а вот о некоторых формальных вещах поговорить стоит. Например, о военной форме.

Церемония смены арлингтонского караула производит двойственное впечатление. У американцев нет глубоких военных традиций, в том числе и в парадных экзерсисах, и уже форма караула раздражает опытный военный глаз: неказистая, неважного покроя, плохо подобранных цветов. Коротковатые, узкие синие брюки с желтыми лампасами, темно-синий кургузый китель, плоская фуражка с узким золотым галуном, белая рубашка, черный галстук. Далеко до офицерской формы царской армии, а тем более до строгой элегантности парадной эсэсовской формы, адекватно подчеркивающей старинный военный дух. Вспомните хотя бы агрессивно заломленные тульи немецких фуражек!

Но зрители смотрят как завороженные! Ибо содержание важнее формы. Американцы серьезно относятся к своей стране, и отсутствие военных традиций не помешало им успешно воевать по всему миру и сокрушить три империи зла! Даже четыре, если считать Италию Муссолини. Последним стал СССР…

Почетный арлингтонский караул у могилы солдат четырех войн должен напоминать об этом. Кстати, это не шоу, не бутафория. Караул вполне действующий, и случалось, что часовые были готовы применить оружие!

Атмосфера и само расположение ключевых объектов кладбища наводят на мысли о времени и о его течении. На зеленом холме за амфитеатром для траурных церемоний вы увидите белую мачту военного корабля, старомодный якорь и пару позеленевших пушек. Это могила моряков броненосца «Мэн», со взрыва которого начался передел мира и даже XX век. Рядом мемориальные плиты в честь команд «Колумбии» и «Челленджера», космических кораблей конца прошлого века. Так куется связь времен – и национальная память и гордость. И я что-то не слыхал, чтобы в Америке караульный стрелял в сослуживцев…

Юрий Кирпичев

Комментарии

Комментарии