Два события заставляют вспомнить об этой грандиозной, но малоизвестной операции. Это только что успешно закончившаяся масштабная эвакуация американских и союзных войск, а также афганских союзников из Афганистана и, конечно, 1 сентября, День знаний, день, когда дети идут в школу.

1 сентября 1939 года

Этот день вошел в историю как день начала Второй мировой войны. Но мало кто знает, что тогда британское правительство приняло одно из самых, если не самое эмоционально мучительное решение за всю войну – был введен в действие план переселения детей из городов в места, где риск бомбардировок был низким или отсутствовал.

В ходе Operation Pied Piper миллионы людей, в основном дети, были отправлены в сельские районы Великобритании, а также за границу: в Канаду, Южную Африку, Австралию, Новую Зеландию и США. Почти 3 миллиона человек были эвакуированы в течение первых четырех дней операции, что сделало ее крупнейшим перемещением населения в истории Великобритании.

Планы начали разрабатываться еще летом 1938 года, когда страна была разделена на зоны риска, обозначенные как «эвакуационные», «нейтральные» и «принимающие», и были составлены списки доступного жилья. А летом 1939 года Совет графства Лондона загодя начал реквизицию автобусов и поездов.

Поскольку перспектива войны становилась все более вероятной (Англия была намерена выполнить свой союзнический долг и выступить на стороне Польши), прозорливый мэр Лондона Герберт Моррисон, лейборист, хотел начать процесс эвакуации еще в августе, но получил отказ от правительства премьер-министра Невилла Чемберлена, которое опасалось, что такой шаг вызовет всеобщую панику.

Операция «Крысолов»

Именно так символично переводится название операции: крысолов-дудочник, по ассоциации с известной сказкой. Когда Германия вторглась в Польшу 1 сентября 1939 года, Моррисон немедленно явился на Даунинг-стрит, 10, чтобы поговорить с помощником Чемберлена сэром Горацием Уилсоном об эвакуации детей. Тот возразил: «Но мы еще не находимся в состоянии войны и не хотели бы ничего делать, чтобы сорвать деликатные переговоры, не так ли?»

Моррисон прорычал с сильным ист-эндовским лондонским акцентом: «Послушай, Орас, иди и передай от меня Невиллу, что если я не получу приказ эвакуировать детей из Лондона сегодня утром, я дам его сам – и расскажу газетам, зачем и почему это делаю. Ой, что будет!» Через полчаса Моррисон получил приказ. Эвакуация началась в тот же день.

Одна мать из Лондона, проводив двоих своих детей в дальний путь, увидела, как двое малышей вышли из колонны и бросились к полицейским, стоявшим посреди перекрестка. Они задерживали движение, давая пройти колонне. «До свидания, папа», ― воскликнули они. Полицейский посмотрел вниз, улыбнулся и сказал: «Все будет хорошо, ребята». Затем дети вернулись в строй, а мать увидела, как по щекам полицейского катились слезы…

По улицам Лондона и других крупных городов тянулись длинные колонны детей, которых учителя или другие официальные лица вели к автобусным и железнодорожным станциям, чтобы отправить в разные районы страны. Каждый ребенок неси на шее коробку с противогазом, а на лацкане пальто каждого была прикреплена карточка с именем . Братья и сестры держались за руки, мрачные как смерть, и отказывались расставаться.

Первый и самый массовый этап продолжался четыре дня. Затем не столь большие эвакуации продолжались до сентября 1944 года. В конечном итоге было вывезено более 3,5 миллионов человек. Поиск дома для поселения часто оборачивался для детей психологической травмой. Чиновники, отвечавшие за размещение, обычно выстраивали вновь прибывших детей у стены или на сцене в ратуше и приглашали потенциальных хозяев сделать выбор. Фраза «Я возьму этого или этих» неизгладимо запечатлелась в бесчисленных детских воспоминаниях.

Корпорации и частные организации по оказанию помощи в США договорились о принятии тысяч английских детей в страну. Сотрудники компании по производству пылесосов Hoover в Кантоне, штат Огайо, и компании Eastman Kodak в Рочестере, штат Нью-Йорк, вызвались забрать детей сотрудников из своих британских дочерних компаний. В Нью-Йорке 10 сентября 1940 года для Англии было передано радиоинтервью с шестью живущими там эвакуированными детьми.

Учитывая большое количество участников и разные социальные классы, индивидуальный опыт варьировался от отличного до ужасного. 6 декабря 1941 года Анна Фрейд, дочь Зигмунда Фрейда, сообщила о результатах 12-месячного исследования, проведенного ею: «разлука с родителями для детей – худшее потрясение, чем бомбежка».

Однако последовавшее вскоре после эвакуации воздушное наступление немцев на Англию показало, что это было просто эмоциональное высказывание дамы, плохо знающей реальное положение вещей. Детей вывезли очень вовремя! Атаки люфтваффе и массированные бомбежки разрушили многие кварталы, а порой и целые города, вспомните судьбу Ковентри. Поэтому высказывание мадам Фрейд впоследствии подверглось критике.

Эвакуация в Англии не была единственной. Так, вскоре после нападения Японии на колонию, британских женщин и детей  начали эвакуировать из Сингапура. После мучительного плавания на корабле одна группа в конце концов достигла Австралии в начале января 1942 года.

Возвращение эвакуированных в Лондон было разрешено в июне 1945 года, но некоторые начали возвращаться в Англию уже в 1944 году. Официально эвакуация закончилась в марте 1946 года. Британское правительство проявило мудрость и предусмотрительность в заботе о будущем нации. Это вам не “Киев бомбили, нам объявили, что началась война…”

Юрий Кирпичев

Кирпичев Юрий Владимирович 1952, Донецк. ДонГУ (ныне ДонНУ), радиофизик-электроник. 35 лет в наладке – от систем управления...