Николай Ляскин: “Будут люстрации. И будут суды”

Благодаря расследованиям ФБК люди видят, что у власти в России находятся лицемерные негодяи

Команда Навального, ФБК – мы о них слышим и читаем каждый день в новостной ленте. Специально для читателей “Русского Монитора” мы наконец попытались разобраться подробно с тем, что из себя представляет самая яркая оппозиционная команда современной России. Об этом нам рассказал сотрудник ФБК, руководитель московского штаба команды Навального Николай Ляскин.


Вы у нас первый интервьюируемый из команды Навального и потому я у Вас сейчас все самое главное спрошу!

Николай, есть мнение, что в России сейчас не существует реальной публичной политики, что при Путине она невозможна. А команда Навального вот уже много лет всеми силами пытается доказать обратное – что даже при Путине публичная политика в России вполне реальна. Получается?

В Вашем вопросе есть несколько противоречий. Во-первых конечно же публичная политика возможна, потому, что все, что делаем мы, ну и не только мы, а много общественных движений – это делается публично. В первую очередь это обязательное условие для оппозиционных политиков в России – это публичность, честность и открытость. Поэтому, все, что мы делаем – это публично. А то, что мы делаем – мы конечно это называем политикой. Потому, что создание региональной сети в России, создание в большинстве регионов крупного центра политического, который занимался бы региональной проблематикой. Создание в Москве центра, который занимается федеральной проблематикой. Поддержка интересных кандидатов на выборах – все это конечно политика и мы занимаемся ей и делаем. Но, что касается создания партий, то мы конечно этого на данном этапе не можем сделать. Потому, что мы уже 8  или 9 раз пытались сделать свою партию и по любым, абсолютно надуманным и незаконным предлогам нам отказывают в этом. И опять же – занимаясь публичной политикой в России, ты рискуешь быть предметом явного наблюдения спецслужб. И репрессии, посадки, штрафы – это, к сожалению, неотъемлемая часть публичной политики в современной России.

А как конкретно ваша команда за власть борется, если политика – это борьба за власть?

Ну во-первых на последних выборах наш проект “Умное голосование” был выстроен так, что мы поддерживали кандидатов, которые против власти или которые нанесут максимальный урон власти, будут максимально неудобны власти. И это очень хорошо сработало – это раз. Часть наших кандидатов баллотируется на выборах. И я в том числе. К сожалению, в отношении людей, которые непосредственно говорят, что мы из команды Алексея Навального, тоже по надуманным предлогам не допускают до выборов, но вот, например, Сергей Бойко в Новосибирске – его допустили, надеясь, наверное, что он не сможет хорошо показать себя. Но он занял уверенное второе место, обогнав всех остальных кандидатов, кроме кандидата, который был выставлен совместно от “Единой России” и КПРФ. И это прямо очень хороший показатель. Поэтому мы боремся за власть там, где это возможно, и, если есть возможность, то мы стараемся выставлять непосредственно наших людей.

Но вот ваше “Умное голосование” много споров вызывает в среде оппозиции.

Я знаю и считаю, что противники “Умного голосования” заблуждаются. И я уверен, по крайней мере сильно надеюсь, что они изменят свое мнение к следующим выборам. И все будут поддерживать “Умное голосование”, потому, что – это единственный реальный шанс противостоять монополии “Единой России”.

Перейдем к вопросам по поводу Фонда борьбы с коррупцией Алексея Навального. К знаменитым расследованиям. Вы же сотрудник ФБК?

Да

Такой вопрос – вот вы расследуете, власть не реагирует, а народ в стране и так знает веками, что власть ворует. Уровнем коррупции обывателя в России удивить трудно. Думаете народу интересна конкретизация кто, сколько и как?

Я во-первых уверен, что людям очень интересно знать кто, сколько и как. И людям важно обязательно узнать, про непосредственных чиновников – насколько они нагло воруют. Потому, что есть такой известный тезис среди обыкновенных людей, которые еще не определились. Они говорят:”Ну а чего этих-то менять? Эти-то хотя бы наворовались..”. Так вот мы показываем – нет, эти не устанут воровать никогда. Бездонные просто прорвы. Они могут только хапать, хапать и хапать. Поэтому конечно же надо их всех менять – это раз. Второе – часто наши расследования показывают насколько они лицемерны. Т.е. люди, которые говорят, что они самые главные патриоты России и клеймят Запад, имеют самое большое количество недвижимости на Западе, их родственники живут на Западе, и они все переориентированы на это. Потому, конечно надо всех трясти персонально, проводить эти расследования. Это очень важно. И, как мне кажется, очень интерес большой вызывают эти расследования у людей. Поэтому здесь я не соглашусь, что это никому не интересно.


“…мы показываем – нет, эти не устанут воровать никогда. Бездонные просто прорвы. Они могут только хапать, хапать и хапать”


Я не говорю, что не интересно, я пытаюсь понять для чего и как работают эти расследования.

Мы сейчас так работаем: мы провели расследование, мы подаем все необходимые документы в разные органы для проверок и возбуждения уголовных дел, для инициации каких-то там внутриведомственных проверок. Но мы понимаем, что это на данный момент не принесет никаких плодов. Но обязательно будут расследования, когда будет другое время, когда будут уже нормальные суды – это раз. А во-вторых, люди должны все же знать, какие чиновники пытаются их учить и пытаются ими управлять. Или, как вот в последнем расследовании, московский прокурор непосредственно виновен в этих безумных сроках людям, которые выходили на митинги и протесты. Поэтому мы должны понимать насколько лицемерные негодяи принимают решения о посадках. И опять же, почему они принимают эти решения – они здесь и сейчас защищают непосредственно свои активы в виде домов или в виде счетов, в виде каких-то своих преференций. И именно поэтому эти безумные сроки людям, именно поэтому такая агрессия, именно поэтому они пытаются нас выставить в каком-то неприглядном свете, хотя сами выглядят самыми главными негодяями.


“…мы должны понимать насколько лицемерные негодяи принимают решения о посадках”


Да, сейчас ФБК очень сильно прессуют. Объявили иноагентом. И, особенно после летних протестов, во всю развернулся механизм очень сильных финансовых репрессий. Т.е. и вас и вообще оппозицию душат многомиллионными штрафами. Есть какое-то понимание, как бороться именно с таким видом репрессий?

Во-первых основная часть волны репрессий уже сейчас прошла и она была направлена в первую очередь на разгром нашей региональной сети. И это было ответом на результаты “Умного голосования”. Именно оно заставило их всех так всполошиться. Потому, что они понимали, что в регионах, при следующем голосовании, они не возьмут вообще ничего. А как бороться – существовать дальше открыто. Мы никак не скрываемся. У них нет ничего. Они блокируют людям счета. Тем, которые находятся в статусах свидетелей. Т.е. не обвиняемых даже. Но идет юридическая работа с нашими юристами. Мы оспариваем, даже понимая, что суды все куплены, что все там решается по телефонному звонку. Все равно в этих судах мы оспариваем эти решения. Мы будем оспаривать их и в европейских судах. И, конечно же, мы будем помогать людям, которые попали в проблемные ситуации и будем искать различные решения, которые позволят нам дальше работать. Мы уже их нашли, но просто я не хотел бы их сейчас озвучивать, что не облегчать работу следственным органам.

А вот эти многомиллионные штрафы, если их не платить, то для обычных людей – сотрудников ФБК или для обычных оппозиционеров закроют выезд за границу, заблокируют счета. И это будет рычаг в политике. А если платить, то – это будет плата по сути репрессивным органам за их работу. И как быть?

Смотрите, у нас есть несколько позиций. Мы стараемся покрывать штрафы обыкновенным людям, которые попали на них из-за участия в митингах. Здесь это наша принципиальная позиция. Мы всегда всем компенсируем штрафы людям за участие в митингах. А вот эти наши такие большие высшие штрафы нашим незарегистрированным кандидатам или сотрудникам ФБК мы пока не планируем платить и будем их оспаривать максимально долго. Ну а те издержки, которые несут сотрудники ФБК или кандидаты – это издержки федеральных политиков в наше время. Т.е. да – это неприятно, это конечно же давление, да – это финансовые репрессии, но такое вот время. Время, когда репрессии, к сожалению, существуют и будут дальше. Но об этом мы должны обязательно говорить. Не должно быть так, что люди живут допустим где-нибудь в Тамбове и думают: “Какая прекрасная страна, со свободой выражения мысли”. Надо максимально широко освещать все это.

А как освещать максимально широко?

Мы стараемся. Мы делаем все, что можем. Это и каналы в интернете и какие-то группы в соцсетях. Все, что мы можем – мы стараемся делать. Это, к сожалению, не всегда все зависит от нас так легко, но все, что зависит от нас – мы делаем.

А вот, кстати, этот новый закон о признании физических лиц иноагентами – это что? Новый виток репрессий? Против кого он?

Ну я думаю, что против всех. Т.е. они его примут. Этот новый закон о признании физических лиц иноагентами сделан на всякий случай, что бы можно было обвинить любого. Т.е. закон будет так работать, что любой человек, который репостнул “Радио Свобода” признается иноагентом. К нему могут быть какие-то санкции. Пока, я так понимаю, финансовые. И все это пока будет работать, наверное, выборочно. Посмотрим. Он еще не принят, поэтому надо будет посмотреть в каком виде его примут и дальше уже решать, что с этим делать.

А в прекрасной России будущего те, кто виновен в незаконных репрессиях против оппозиции понесут наказание?

Будут люстрации. И будут суды. Суды – это важнейшая история. Когда мы говорим про расследования, то важно понимать, что они никуда не денутся. И как раз по материалам всех этих расследований будут суды. И по материалам тех уголовных дел, которые выносятся сейчас будут суды против судей и тех полицейских, которые сейчас дают ложные показания. Против тех людей, которые ответственны за разгон людей и мирных акций, конечно будут суды.

Ну люстрации – понятие растяжимое..

Нельзя сказать просто так – люстрации. Надо разбираться отдельно со всеми случаями. Конечно самое правильное и самое понятное – это много – много судебных процессов…

Т.е. получается наступает прекрасная Россия будущего, и мы тонем в судебных процессах над прошлым?

Нет, ну это будет управление процессом. Не обязательно же это в первые три дня сделать. Это просто неотвратимо все.

Но обычно, когда хотят сменить власть, то очень хотят в первую очередь отомстить и наказать, а вот когда власть  сменяется, то люди начинают срочно хотеть изменений в стране, и, с другой стороны, так же хотят отомстить, и одно другому начинает сильно мешать..

Ну конечно. Потому обязательно должен быть баланс. Думаю, что должно получиться.

А что будет в 2024 году, по Вашему мнению? Уйдет ли Путин от власти и состоится ли тразит?

Не известно вообще. Не хочу даже гадать. Надо знать, что мы будем делать тогда, а не что они.

А вы к чему будете готовиться?

Мы готовимся принимать участие в выборах и побеждать, вне зависимости от того, что будет там с их стороны.

Ну хорошо, Николай, про команду Навального мы узнали, но вот, поскольку Вы – эколог, то хотелось бы задать вопрос лично Вам про Шиес. Это одна из интереснейших и самых острых точек протеста сейчас в России. Вы думаете, как там будет развиваться ситуация?

К сожалению, как мне кажется, власти будут использовать силовой вариант, как они это делают уже. Подготовку к этому я вижу. И слишком уж лакомый для них этот кусок, слишком видимо там кто-то хорошо продумал туда везти мусор. Но, надо отдать должное местным жителям – геройски весь Север защищает эту точку и то, что происходит сейчас в Шиесе – это яркий пример многим людям, которые борются со свалками у себя в районе. Борются против каких-то экологических проблем, да и просто даже против уплотнительной застройки. История с Шиесом показывает, как сплотившись можно добиваться своего. Потому, что если бы не люди, то там давным – давно бы уже строился мусорный полигон. Сейчас пока еще ничего не строится. Есть шанс, что они отступят, но мне почему-то кажется, что – нет, что они будут давить до конца.

Но Шиес интересен тем, что там все,  даже депутаты местные от “Единой России” против полигона.

Ну они это потому, что поняли, что люди все против. И если ты хочешь хоть как-то существовать в политическом поле (а они же все же политики, эти от “Единой России” депутаты), то они понимают, что Москва далеко, а свои-то вот они все – здесь. И поэтому они вынуждены изменять повестку. И так будет везде. Если больше половины будут против Путина, то и они будут не просто говорить “мы не знаем, нам все равно, надо подумать…”. А ситуация в стране, где недовольны уже гораздо больше людей, чем половина. Огромное количество людей просто живут за гранью нищеты и ощущают на себе снижение доходов. Но пока связать свое нынешнее положение – положение в медицине, в образовании, просто положение в стране с Путиным и “Единой Россией” просто не у всех получается. А вот как только у всех вокруг получится связать в своей голове положение в стране с Путиным и “Единой Россией”, то ….

И что будет в этой ситуации делать команда Навального? С кем-то объединится?

Ну а куда еще больше объединяться? Смотрите, в “Умном голосовании” мы предлагали голосовать за большое количество коммунистов, мы предлагали голосовать в разных регионах за людей от разных партий. На этом и надо объединяться. Т.е. если люди готовы у себя на местах работать на обыкновенных людей, против “Единой России”, на благо жителей, на благо страны, на благо своего региона, то конечно будем с ними объединяться. Вне зависимости от того, кто они и чем занимаются. Надо объединяться для победы. Т.е. не просто объединяться, а объединяться в конкретных местах под конкретные цели. И лучшее объединение, которое сейчас может быть – это “Умное голосование”.

Ну вот кстати, насчет Шиеса, когда там даже депутаты “Единой России” готовы поддерживать протест.

Шикарно. Но просто за “Единую Россию” мы не будем призывать голосовать и поддерживать ее кандидатов. Но они ж, видимо, и хотели заручиться поддержкой народа. Но там на Шиесе ведь тоже не дураки. Они понимают кто это все сделал. А если местные депутаты против свалки, то пусть они инициируют отставку губернатора Орлова, если уж так против….

Но вот это они уж вряд ли сделают…

Хорошо, Николай, спасибо Вам большое за Ваши ответы. Надеемся читателям “Русского монитора” стало более понятно к чему стремится команда Навального. Знакомство было очень интересным.

Беседу провела Ольга Кортунова 

Комментарии

Комментарии